Курьёзные способы разгрома вермахта

Курьёзные способы разгрома вермахта

В годы Великой Отечественной офицеры Генштаба, занимавшиеся изучением опыта войны, напоминали ловцов жемчуга в огромном количестве мутного ила. В их адрес поступало большое количество писем с предложениями о том, как необходимо сражаться, дабы разбить Германию как возможно скорее. Многие из них были необычными и курьёзными.

Вот что нашлось в переписке по тайным предложениям за 1942 год.

Больше армий, увлекательных и различных

Генерал Ташкентской интендантской академии Пулко-Дмитриев отыскал, как ему казалось, беспроигрышный метод борьбы с германскими танками. О его особый противотанковый батальон из трёхсот расчётов противотанковых ружей должна была «разбиться фашистская танковая дивизия», которая, согласно точки зрения автора предложения, насчитывала 300 танков.

Многие люди честно верили, что в вопросах громадной стратегии они разбираются никак не хуже генералов и маршалов. Всего-то и необходимо — донести собственные идеи «наверх», дабы в считанные дни разбить неприятеля

Офицер Генштаба, принимавший письмо, прокомментировал данный абзац на полях, написав, что столько танков в германской дивизии нет. А вот главная идея автора — на любой вражеский танк необходимо одно противотанковое ружьё — осталась без комментариев.

Товарищ Ягудин из Баку сказал, что недалёк сутки появления летающих танков, танков-крепостей и танков-москитов (из письма неясно — летающих либо легко весьма мелких). А до тех пор пока их не придумали, нужно брать верной организацией армий. В частности, для реализации собственных идей автору требовалась бронемототанковая бригада. Она должна была складываться из танковой, воздушной, артиллерийской и мотопехотной групп. Бригада, вообще-то, не самое большое войсковое соединение — около 50 танков.

А Ягудин придумал настоящего монстра из пяти сотен автомобилей, что легко тянуло на корпус, в противном случае и полноценную танковую армию.

Посредством собственной «бригады» он предлагал «начать наступление в направлении Брянск-Смоленск-Гомель-Минск, развивая успех на фланги прорыва и в один момент подвигать остальные участки фронта, в особенности фланги (Балтийское и Черноморское побережье)».

На закуску — письмо капитана Матевосяна из 22-й армии, что внес предложение создать «танки по принципу Эмфибия, каковые имели возможность брать на себя десанты и подниматься в атмосферу на высоту до 25 метров и по дальности 10-20 километров». Генштаб для того чтобы полёта мысли не оценил — фраза о 25 метрах жирно выделена, а на полях маленькое замечание: «Фантастика».

Как победить Германию: рекомендации для «чайников»

Дабы победить неприятеля, страстного жажды, к сожалению, не всегда достаточно. не меньше серьёзны знания и опыт, в противном случае итог будет смотреться курьёзно. К примеру, товарищ Каргополов из Сталинграда, постаравшись вникнуть в практику и теорию современных войн, пришёл к следующему выводу: «Нужна ли эта мысль боя, направляться ли искать неизменно встречи с вооруженными такими же динамическими силами неприятеля? Вдумываясь в эти вопросы, приходится признавать, что мысль боя не необходима».

Вместо того дабы вести войну с германской армией, создатель письма предлагал сосредоточить большие бронетанковые и механизированные силы на направлении Смоленск — Минск и лавиной двинуть их вперёд. Он считал, что всего через шесть-семь дней они будут уже у стенку Берлина. Вспомогательные удары наряду с этим следовало нанести по направлениям Ржев — Елец и Рига — Курск — Киев.

Не забыл создатель и про союзников, предлагая им перебросить собственные танковые армии по воздуху и, не ввязываясь в бой во Франции либо Бельгии, устремиться к Рейну, дабы как возможно скорее встретить советские танковые армии где-то в центре Германии.

Оригинальностью отличалась мысль сержанта Фёдорова, предложившего план наступления с тыла. Для этого следовало дождаться на Ленинградском фронте долгих зимних ночей, нащупать проходы в данный самый тыл и пробраться в него, применяя «таковой транспорт, как северные псы, северный олень, лыжники». Фёдоров думал, что это принесёт исчерпывающий успех.

А ещё сержант сетовал на безынициативных учёных и потребовал, дабы химики и врачи придумали снотворный газ.

С творческим размахом мыслил и военинженер 2-го ранга Малюк, трудившийся на Сибирской железной дороге. Для неожиданных ударов по германским армиям он изобрёл «стратегические трапеции» и «стратегические треугольники», благодаря которым «с довольно маленькими утратами возможно было бы продвигаться вперед и разгадывать планы неприятеля». Эта «военная геометрия», кстати, строилась на ударных группах в 9–10 дивизий (хорошая сотня тысяч людей).

И это было лишь начало — дальше Малюк оперировал уже группами по 25–30 дивизий. По его прогнозам, успешная реализация наступления разрешила бы частям достигнуть Балтики за 10–15 дней, а Дуная и Бухареста — за 20–25, всецело окружив наряду с этим все армии неприятеля. По окончании чего, как логично заключал создатель, «Гитлеру будет один финал — петля».

«Красные клешни» политрука Ковалёва

Замысел «разгрома и прорыва германских армий», созданный политруком резерва Ковалёвым, выделялся в основном за счёт того, что у создателя плана были красные карандаши, бумага для рисования и свободное время.

Одной из главных неприятностей людей, каковые придумывали немыслимые методы разгрома соперника, было то, что они не учитывали текущих событий. Словно бы сама действительность должна была, как по волшебству, прогнуться под их планы

Огромные красные клешни на картине — это и имеется план Ковалёва. «Первая мотобронетанковая несколько прорыва» должна была наступать в направлении на Сталино (Донецк), Днепропетровск, и Кировоград. По окончании выхода на равнины степной части Украины она разделялась на два крыла, каковые замыкали бы окружения в районе Плоешти.

Для реализации данной части замысла требовалось «всего-то» 15 танковых дивизий и 16 мотомеханизированных. Согласно точки зрения товарища политрука, так возможно было лишить Германию румынской нефти. А попутно — ещё и отрезать немцев от общего управления румынской, венгерской и итальянской армиями.

Ковалёв думал, что в следствии «в обязательном порядке между этими армиями отправятся распри».

В плане Ковалёва очень многое неясно. К примеру, откуда Красная армия в 42-м заберёт танковые дивизии? В то время советские бронетанковые силы ещё не восстановились по окончании больших потери 1941 года, и самым большим соединением была бригада (около 60 автомобилей).

А также в случае если собрать всё, впредь до лёгких Т-60, то на 15 дивизий чуть ли набралось бы достаточно танков.

Политрук кроме этого не уточнил, что мешало немцам координировать совместные действия с союзниками по радио.

В ответе из Генштаба было сообщено, что замысел не учитывает настоящее положение отечественных частей, противодействие соперника и «по большому счету фантастичен».

Остаётся лишь удивиться выдержке и терпению офицеров Генштаба, каковые в сложный для страны 42-й раз за разом писали в ответах:

«Изложенные Вами в письме предложения будут учтены.

В будущем, при разработке аналогичных предложений, просим:

а) предложения строить с учетом сложившейся обстановки;

б) обосновывать предложение расчетом средств и сил нужных для его исполнения;

в) в составлении предложений и планов не отрываться от действительности».

Создатель текста — Андрей Уланов
  • Источник: ЦАМО РФ ф. 14 о. 11603 — Переписка по тайным предложениям (письмам) на имя Наркома Обороны и зам. Наркома Обороны.

* пунктуация и Орфография цитат сохранены.

Битва при Балатоне. Разгром германских танков.

Темы которые будут Вам интересны: