Крушение «крепости» тарнополя, апрель 44-го

Крушение «крепости» тарнополя, апрель 44-го

Главное назначение новых тяжёлых танков ИС-2, поступивших на вооружение Красной армии в первой половине 40-ых годов XX века, было в том, дабы крушить германские доты боеприпасами собственных 122-мм пушек. А вот борьба с неприятельской военной техникой для них приоритетной не была. Но война — это такая вещь, где замыслы и планы ни при каких обстоятельствах не трудятся как нужно.

Вот и ИСам уже практически сразу после собственного прибытия на фронт было нужно попытаться «на зубок» германские танки.

Было это весной 1944 года, на протяжении Проскурово-Черновицкой наступательной операции. Советским армиям, кроме всего другого, необходимо было окружить германскую 1-ю танковую армию. В исполнении данной задачи принимала участие 60-я армия генерала Черняховского, для которой одной из первых точек приложения силы в этом наступлении был город Тарнополь (сейчас — Тернополь).

По приказу Гитлера он был заявлен «фестунгом» — городом-крепостью, что германская армия должны были удерживать до последнего бойца. 11 апреля для защитников наступило время проверить, верна ли русская поговорка о том, что против лома нет приёма.

Ещё одна ненужная «крепость»

Роль «лома» приняли на себя советские 1-я и 4-я гвардейские танковые армии. Они оказали неоценимую помощь бойцам Черняховского и помогли к 24 апреля всецело окружить германский гарнизон в городе.

Города-крепости — одна из нехороших армейских идей Гитлера. На гарнизоне каждой из них смело возможно было ставить крест. И не всегда в переносном смысле

Германское руководство, само собой разумеется, осознавало, что ни громкие слова фюрера, ни его истеричные распоряжения держать «фестунги» любой ценой не смогут оказать помощь в бою с превосходящими силами Красной армии. Так что попытки снять блокаду с Тарнополя начались сразу же по окончании её установления. Важным за исполнение боевой задачи прописали оберста (полковника) Вернера Фрибе, собравшего из собственной изрядно раздёрганной 8-й танковой дивизии боевую группу.

Потому, что сам оберст смог наскрести лишь 24 танка «Пантера» и шесть САУ «Хуммель», ему дополнительно передали девять «Тигров» из 507-го батальона. Фрибе ударил, но первое наступление, налетев на советские «тридцатьчетвёрки», самоходки СУ-85 и два истребительных противотанковых полка, скоро захлебнулось. Вторую попытку немцы запланировали на середину апреля 1944 года.

В этом случае несколько должна была функционировать вместе с сравнительно не так давно прибывшей на фронт 9-й танковой дивизий СС и несколькими вторыми подразделениями, а также — 653-м батальоном самоходок «Фердинанд» и панцергренадёрами дивизии СС «Гогенштауфен». Сильной стороной германской группировки было много БТР, значительно повышавших манёвренность их пехоты и снижавших её уязвимость перед советским артиллерийским огнём.

В советских штабах, очевидно, также учитывали возможность нового германского наступления. Исходя из этого армия Черняховского взяла дополнительное усиление, самым полезным элементом которого стал 6-й гвардейский механизированный корпус генерала А. Панфилова. В состав корпуса, кроме бригад Т-34, входил 11-й гвардейский тяжёлый танковый полк, полностью оснащённый новенькими ИС-2.

Всего 11 километров

Следующее наступление немцев началось 11 апреля 1944 года. Как это неоднократно случалось на протяжении войны, начальники частей вермахта и СС, участвовавших в нём, переругались между собой, так что в первые дни немцы действовали вяло. Главным их успехом был захват плацдарма на реке Вязужке. Наряду с этим главные силы группы Фрибе два дня бесполезно ломились в советскую оборону севернее.

На то, дабы договориться об объединении упрочнений, начальникам неприятельских частей пригодилось два дня, но сейчас настала очередь природы подложить немцам свинью. Сильный ливневой дождь размыл дорогу к плацдарму, не разрешив своевременно перебросить в том направлении силы.

Но советская сторона за два дня битв превосходно осознала, где и как немцы будут пробиваться к Тарнополю. От осаждённого города поближе к вражескому плацдарму перебросили солидную часть артиллерии, а сзади пехоты заняли позиции Т-34. ИСы до тех пор пока оставались в резерве.

К 14 апреля немцы наконец-то собрали воедино собственный танковый кулак. Перед атакой по советским позициям отработали артиллерия и пара волн бомбардировщиков. Соперник очень сильно потрепал 135-ю стрелковую дивизию, пребывавшую на направлении прорыва, так что кроме того посредством противотанкистов остановить соперника её бойцы не смогли.

Немцы пробились прямо на позиции 339-го гаубичного артполка. Скоро в штаб фронта пришла шифровка, информировавшая, что «339 гап практически полностью перестал работать».

Притормозить танки соперника помогли «тридцатьчетвёрки» 53-й гвардейской танковой бригады. Но танки с 76-мм пушками мало что имели возможность противопоставить «Тиграм», «Фердинандам» и «Пантерам». К вечеру 15 апреля из трёх с лишним десятков танков в бригаде осталось девять автомобилей.

А оберста Фрибе от Тарнополя отделяли всего 11 километров.

Кстати, немцев в Тарнополе сейчас уже не было. Начальник города генерал фон Найдорф, выяснив, что к нему идёт подмога, собрал остатки гарнизона и решил прорываться навстречу помощи. Они успели добраться до села Загребелье — в этот самый момент войска СССР прижали их совсем.

Клочок почвы, оставшийся в руках воинов фон Найдорфа, практически непрерывно «утюжили» авиация и артиллерия, паузы между налётами и обстрелами появлялись лишь чтобы советские наземные силы перешли в очередную атаку. 15 апреля фон Найдорф погиб. Руководство принял полковник фон Шенфелд. Вместе с остающимися в строю полутора тысячами немцев он постарался в ночь на 16 апреля пробиться на запад.

Пройти через кольцо и добраться до собственных смогли 55 человек.

Время больших калибров

Утром 16 апреля 1944 года Фрибе ещё не знал, что выручать ему уже некого. Наоборот, ему казалось, что нужно нанести ещё один решительный удар, и советская защита упадёт. За полчаса до полудня, по окончании бомбардировки и авиаудара, германская армия двинулись вперёд.

В этот самый момент «заговорили» 122-мм пушки советских ИСов.

Полк прорыва прекрасно готовился к отражению удара. Оборону выстроили в два эшелона, один взвод (два танка) раздельно выдвинули, дабы перекрыть шоссе на Тарнополь. В 600 метрах перед ИСами зарылись в почву оставшиеся в строю «тридцатьчетвёрки» 53-й бригады и пехота. ИСы занимали позиции на склонах высот, окопанные экипажами по самую башню.

Перед оборонительными позициями расстилалась открытая местность, на которой германские автомобили были как мишени в тире. Наводчики нормально подпускали соперника на расстояние выстрела, по окончании чего тяжёлый боеприпас окончательно прерывал боевой путь германского танка. На «Тигра» либо «Пантеру» имело возможность пригодиться максимум два.

Из документов, говорящих об этом бое:

«Экипаж гвардии лейтенанта Юдовина с дистанции 1400 метров поджёг тяжёлый германский танк, второй танк поджёг с дистанции 1200 метров. Экипаж гвардии лейтенанта Вовка с дистанции 1500–1200 метров поджёг два германских танка».

«Экипаж гвардии младшего лейтенанта Панкова с дистанции 1400 метров поджёг один танк соперника и с дистанции 1200 метров — 3 германских танка».

«Начальник оружия гвардии сержант Маскорьянц пятью выстрелами с прицелом “14” поджёг 4 германских танка».

Германское руководство не сходу поняло масштаб неприятности. По окончании того как попытка продавить советскую оборону танковой массой по малейшему пути (вдоль дороги) провалилась, немцы попытались нападать с различных направлений. Они желали отыскать не сильный место либо отечественные танки и пехоту. Но ИСы опять помешали: не ограничиваясь стрельбой с места, они маневрировали и помогали отражать одну атаку за второй.

В разгаре боя руководство тяжёлого танкового полка умудрилось кроме того послать часть автомобилей для уничтожения группы окруженцев из Тарнополя, пробовавших по лесу прорваться мимо позиций ИСов.

По результатам боя не на жизнь а насмерть 11-й гвардейский тяжёлый полк рассказал о 29 стёртых с лица земли германских танках.

На следующий сутки Фрибе постарался нападать ещё раз. О том, что «фестунга» Тарнополь больше нет, он уже знал, но у немцев ещё оставалась надежда выручить хотя бы часть армий, прорывавшихся из котла. Попытка стоила Фрибе ещё нескольких автомобилей, оставшихся на поле боя грудами закопчённой стали. Неспециализированный счёт двух дней сражения для полка ИСов составил 37 стёртых с лица земли германских танков. Личные утраты составили четыре танка сгоревшими и пять подбитыми.

Утраты личного состава: 14 убитых, четверо раненых. Что до немцев, то, по документам 507-го тяжелотанкового батальона, на утро 16 апреля в нём числилось 13 «Тигров». Через два дня в строю осталось лишь шесть.

А суммарно утраты группы Фрибе в бронетехнике составляют 50–60 автомобилей.

ИСы у Тарнополя вести войну не в собственном амплуа. Но их эффективность в расправе над лучшими в то время германскими танками так впечатлила советских штабистов, что скоро показались дополнительные руководства по применению новых автомобилей. В них говорилось, что полки ИС-2 должны на протяжении операции быть в противотанковом резерве и вступать в бой в решающий момент на самом страшном направлении.

Через пара месяцев, на Сандомирском плацдарме, это сработало на ура.

Создатель текста — Андрей Уланов

Источники:

  • ЦАМО РФ (с сайта «Подвиг народа»):
  1. Опыт применения тяжёлого танкового полка ИС (битвы 11 гв. ттп 15.4-20.5.44 г.).
  2. боевые донесения и Отчёты 6-го гв. механизированного корпуса.
  3. боевые донесения и Отчёты 60-й армии.
  • Семенів О. Тернопіль у вогні. Хроніка подій весни 1944 року.
  • Бухнер А. Восточный фронт. Черкассы. Тернополь. Крым. Витебск. Бобруйск. Броды. Яссы. Кишинев. 1944.

Неуловимые мстители

Темы которые будут Вам интересны: