Как создавался лттб

Легкие танки первого периода ВОВ создавались как недорогие и простые автомобили, пригодные для массового производства в тяжелейших условиях. К 1943 году промышленность СССР восстановилась, а необходимость в хорошем легком танке некуда не убежала. Конструкторские бюро включились в работу. В итоге к концу марта 1944 года на горизонте замаячил проект, что в противном случае, как легким танком тяжелого бронирования и не назвать.

Как раз с таким заглавием (ЛТТБ, «легкий танк тяжелого бронирования») эта машина и попала в World of Tanks.

Т-50: возвращение к превосходному танку с ужасной судьбой

Весной 1943 года в управлении Главного Автобронетанкового Управления (ГАБТУ КА) показалось познание, что ресурсы развития легкого танка Т-70 подходят к концу. Итогом глубокой модернизации стал Т-80 с двухместной башней и форсированным двигателем, но уже к моменту завершения опробований данный танк безнадежно устарел. Кроме того установка длинноствольной пушки ВТ-43, так и оставшейся умелой, слабо решала проблему увеличения огневой мощи.

Еще хуже обстояло дело с бронированием. Т-70 создавался с расчетом защиты лобовой проекции от огня 37-мм противотанковой пушки, а в начале 1943 года базой германской противотанковой артиллерии была уже 75-мм пушка Pak 40, которая неспешно заменяла 50-мм пушку Pak 38. А кроме того Pak 38 пробивала советские легкие танки чуть ли не навылет.

Неприятность усиления бронирования Т-80 была неразрешимой, да и какое количество возможно было модернизировать машину, практически воображавшую собой глубокую переработку малого танка-амфибии Т-40? В итоге, Т-60, созданный на базе Т-40, был всего лишь «бюджетным» дополнением к Т-50, что весил практически в 3 раза больше и имел куда более большие резервы для модернизации.

Увы, последовательность неприятностей, в первую очередь с силовой установкой, не разрешил развернуть полноценное производство Т-50, потому зимний период 1942 года и показался Т-70. Детище Астрова уступало Т-50 практически по всем чертям, но выяснилось значительно более несложным, не имеющим дефицитных узлов, да и организация его производства на фирмах, уже производивших Т-60, было делом недолгим.

Считается, что по окончании снятия с производства Т-80 разработка легких танков в СССР закончилась. Кое-какие отечественные армейские историки вспоминают инициативные разработки, каковые предлагались фабриками, создававшими САУ СУ-76. На самом же деле никакой остановки не было. Однако на другие предприятия и ГАЗ, производившие легкие танки и САУ на их базе, более ставки не делалось.

База Т-70 не рассматривалась перспективной, потому, что масса в 10–12 тысячь киллограм была для нее предельной, да и подходящей силовой установки не имелось. Одним словом, создавать новую машину предстояло с нуля.

Как создавался лттб

Т-50, самый передовой легкий танк на момент создания.

Увы, его будущее была несчастливой. Но спустя 1,5 года по окончании завершения производства он опять был пользуется спросом

Первые показатели смены приоритетов имели место в последних числах Апреля 1943 года. Сейчас из архива были извлечены характеристики и результаты опробований Т-50. Танк, созданный по требованиям, датированным еще началом 1940 года, кроме того весной 1943 года по всем чертям превосходил новый Т-80. Дабы сделать его соответствующим реалиям весны 1943 года, требовалось всего три вещи:

  • — заменить 45-мм пушку на более замечательное орудие;
  • — решить проблему с силовой установкой;
  • — решить вопрос с производственной базой и конструкторским бюро.

Первый пункт смотрелся наименее проблематичным. Размеры башни Т-50 теоретически разрешали установить вовнутрь 76-мм пушку Ф-34 либо 57-мм ЗИС-4, действительно, наряду с этим было нужно бы убрать из нее начальника. Иначе, никто не мешал перепроектировать саму башню и решить и данный вопрос. Что касается двигателя, то в этот самый момент неприятность была возможно решаема.

На ЯАЗ предполагалось освоить лицензионное производство американских дизельных двигателей GMC-4–71, а спаренная установка таких моторов разрешала взять нужную мощность.

Кроме того с производственной базой и КБ положение не смотрелось критичным. Летом-осенью 1941 года завод №174 им. Ворошилова, производитель Т-50, был эвакуирован сперва в г. Чкалов (сейчас Оренбург), а после этого в Омск. В первой половине 40-ых годов XX века, по окончании отказа от производства Т-50, завод освоил выпуск танков Т-34.

Однако, коллектив, имевший обширный опыт по производству и разработке легких танков, во многом сохранился. Сохранилось и желание производить вместо «чужого» Т-34 личный танк. В числе тех, кого эвакуировали в Омск, были и бывшие конструкторы умелого завода №185, до войны выступавшего в роли главного инкубатора передовых идей советской танковой индустрии.

Одним словом, потенциальные условия для возвращения модернизированного Т-50 на конвейер имелись.

Все более четкие контуры

В первый раз вытащенный из нафталина и переработанный Т-50 промелькнул в докладе главы БТУ ГАБТУ КА инженер-полковника С.А. Афонина в июле 1943 года. Доклад был составлен сразу же по завершению битвы на Курской дуге, где немцы массово применили множество новых образцов танков и САУ.

В соответствии с докладу, следовало осваивать производство Т-80, но наряду с этим данный танк характеризовался как не удовлетворяющий современным требованиям. По данной причине Афонин предлагал выделить группу для отработки технического проекта легкого танка более современной конструкции.

57-мм танковая пушка ЗИС-4 обр.1943 года. По результатам обстрела «Тигра» это орудие было выбрано как одно из средств борьбы с новым германским танком

К докладу прилагались тактико-технические требования на новый легкий танк, необычным образом пересекающиеся с Т-50. Новая машина должна была весить 15 тысячь киллограм, наряду с этим толщина брони предполагалась в 45 мм. Экипаж, как и в Т-50, составлял 4 человека. В качестве силовой установки предлагалась спарка дизельных двигателей GMC суммарной мощностью 220 л.с.

В соответствии с расчетам, такая силовая установка разрешила бы развивать большую скорость в 45 км/ч. Действительно, трансмиссию предлагалось разместить в передней части автомобили.

Значительными отличиями от Т-50 были башня и вооружение. В качестве орудия предполагалось применять 57-мм пушку ЗИС-4, производство которой на заводе №92 вернули, действительно, ненадолго, в первой половине 40-ых годов двадцатого века. Альтернативой выступала 76-мм пушка Ф-34, с которой ЗИС-4 была по практически всем подробностей унифицирована.

На танк планировалось установить трехместную башню с диаметром подбашенного погона 1600 мм, что решало проблему размещения в ней более замечательного орудия и трех членов экипажа. Если судить по требованиям, вместо пулемета ДТ с пушкой должен был быть спарен пулемет ГВГ (СГ-43), еще один пулемет предполагалось установить в корпусе рядом с механиком-водителем.

Дальше тактико-технических требований работы по первому варианту перспективного легкого танка не продвинулись. Как раз первому, поскольку за последующие 2 года планировавшийся легкий танк изменялся много раз, в итоге преобразившись до неузнаваемости. В первый раз проект без шуток переработали в первых числах Декабря 1943 года. За это время ЗИС-4 совсем провалилась сквозь землю из перспективных пушек, да и с двигателями GMC появилась значительная неприятность.

Из-за бомбежек лицензионное производство так и не удалось организовать, а поставлявшихся по ленд-лизу моторов чуть хватало для тягачей Я-12. К тому же масса танка выросла уже до 20 тысячь киллограм, и спарки 110-сильных моторов очевидно не хватало для обеспечения приемлемых динамических черт.

В соответствии с новым требованиям, легкий танк должен был оснащаться неким двигателем мощностью в 300 лошадиных сил. Таковой двигатель был, именовался он В-4. Однако последние бесплодные попытки освоить его производство имели место еще в осеннюю пору 1941 года.

Как раз невозможность наладить производство на новом месте В-4 и острая необходимость в дефицитном В-2 именно и стали обстоятельствами снятия Т-50 с производства. Где предполагалось создавать В-4 в очередной раз, история умалчивает. Выпуск В-4 в итоге все же освоили, продолжительное время он ставился на танки ПТ-76 и БТР-50 на его базе, но именовался данный мотор уже В-6, и случилось это уже по окончании войны.

76-мм пушка С-54, которая предлагалась в качестве оружия второго варианта перспективного легкого танка

Повышение массы перспективного танка и поиски новой силовой установки для него начались неспроста. В соответствии с новым требованиям, толщина лобового страницы выросла до 75 мм, а башни до 60 мм. На всякий случай напоминаю, что речь заходит о легком танке, а не о Т-43.

В качестве оружия предполагалось применять 76-мм пушку С-53 с баллистикой зенитной пушки 3-К. Эта пушка во второй половине 1943 года действительно рассматривалась как альтернатива Ф-34, ее испытывали в Т-34 и самоходной установке СУ-76БМ. В итоге С-54 проиграла куда более перспективной 85-мм пушке Д-5Т.

Сейчас над перспективным танком начал работу коллектив КБ завода №174. Возглавил работы Г.В. Гудков, основной конструктор танка Т-50. Новым танком занимался и И.С. Бушнев, бывший основной конструктор завода №185, что также игрался ключевую роль в создании Т-50.

Между ГАБТУ КА и заводом началась активная переписка, которая связана с проектированием. В соответствии с письму от 26 января 1944 года, выбор места размещения трансмиссии решили дать заводскому КБ (и ее тут же вернули в кормовую часть корпуса). Кроме этого уточнялось, что заданная в ТТТ толщина брони в 60 мм для башни относилась к сварной катаной конструкции.

При применения литья толщина брони должна была возрасти до 75 мм. В очередной раз поменялись требования к силовой установке. В соответствии с тому же письму, СКБ-75 (г. Челябинск) начало работу над 8-цилиндровым V-образным двигателем В-20, что воображал собой укороченный В-2.

По окончании очередного уточнения требований в КБ завода №174 закипела работа.

20 марта 1944 года заводское КБ представило итог работ по перспективному легкому танку. Сейчас был проработан корпус и, в теории, ходовая часть. Протяженность корпуса составила 5450 мм (более чем на полметра больше, чем у Т-50). Ширина выяснилось больше всего на 10 см, а высота – на 3 см. Для установки башни с громадным диаметром погона (1660 мм — больше, чем у Т-34–85) борта корпуса изготовлялись из двух частей.

Не обращая внимания на значительные отличия от Т-50, в конструкции корпуса была очевидно заметна конструкторская школа завода №174. Что же касается ходовой части, то тут больше прослеживалось влияние завода №185. Вместо личной торсионной подвески катки предполагалось блокировать в тележки, по два катка на каждой, а вот сама тележка устанавливалась на торсионной подвеске.

Похожая схема (но с пружинной подвеской) предполагалась изначально на тяжелом танке Т-100 разработки завода №185.

Заводской эскиз корпуса нового легкого танка, что проектировала несколько конструкторов КБ завода №174. Не обращая внимания на последовательность отличий, преемственность с Т-50 налицо

Предполагалось применять один из двух типов моторов: или В-4, или перспективный 8-цилиндровый двигатель В-20. В соответствии с проекту, при 1750 об/мин он должен был развивать мощность 300 л.с.. Кроме этого предполагался форсированный вариант мотора, большая мощность которого оценивалась в 400–450 л.с.

На выбор предлагались и трансмиссии. Базисной коробкой была простая механическая с шестью передачами вперед и двумя назад. В качестве альтернативы разрабатывалась 6-скоростная планетарная коробка передач с электромагнитным управлением. Коробку предполагалось собирать с механизмом поворота по типу танка ИС. Прорабатывались кроме этого 2 варианта планетарного механизма поворота.

Планировалось изготовить 2 умелых примера танка, отличающихся друг от друга трансмиссиями.

Легкий танк тяжелого бронирования

Но к моменту, в то время, когда проектирование корпуса и ходовой части закончилось, аппетиты ГАБТУ КА выросли. Бронирование лобового страницы корпуса в 75 мм клиента уже не устраивало. В соответствии с правкам, новый легкий танк должен был взять лобовой страницы корпуса толщиной в 90 мм, такую же толщину должны были иметь и верхние бортовые страницы. Толщина лба башни сперва увеличилась до 90 мм, но в последующих правках показалась цифра в… 200 мм!

Борта башни «потолстели» с 60 до 90 мм. Наряду с этим масса проектируемого танка достигла 22 тысячь киллограм.

Не устраивало ГАБТУ и оружие: вместо С-54, которую закинули в конце 1943 года, танк предполагалось вооружить 85-мм пушкой Д-5Т. Помимо этого, танк должен был оснащаться зенитным пулеметом ГВГ, позднее замененным на ДШК. В итоге к концу марта 1944 года на горизонте замаячил проект, что в противном случае, как легким танком тяжелого бронирования и не назвать. Для сравнения: 90 мм катаный лобовой лист предполагался для тяжелого танка ИС-2, на дальних расстояниях он не пробивался 88-мм пушкой Pak 43.

Как раз с таким заглавием (ЛТТБ, «легкий танк тяжелого бронирования») эта машина и попала в World of Tanks, потому, что никаких индексов потенциальному изделию не присвоили.

Таким новый легкий танк завода №174 мог быть по окончании всех трансформаций, затребованных ГАБТУ КА. Реконструкция Всеволода Мартыненко, на базе которой создана модель для World of Tanks

По окончании докладной записки от 20 марта 1944 года никаких новостей с завода №174 не было. Связано это было, а также, и с тем, что разработка нового легкого танка шла в свободное от другой работы время. Весной 1944 года этого времени фактически не осталось. Работа КБ сконцентрировалась на Т-34–85, в этот самый момент уже было не до легких танков.

К тому же в апреле 1944 года СКБ-75 практически забросило работы по двигателю В-20. ГАБТУ КА пробовало отыскать возможность возобновить работы в другом месте, но бесполезно. Ничем в то время закончилась и попытка возобновить производство В-4.

Нет двигателя – нет танка.

На этом возможно было бы ставить точку в данной истории, но не все так легко. В июле 1945 года с санкции ГАБТУ КА совершили научную работу по изучения вопроса усиления бронирования Т-50. Неотёсанный математический подсчет показывал, что при повышении массы до 24 тысячь киллограм танк приобретал бронирование, адекватное тяжелому танку ИС-2. Наряду с этим его башня, в соответствии с описанию, по собственной форме должна была напоминать башню ИС-3.

А вот дальше начинается самое занимательное. Одвременно с этим в документах появляется некоторый легкий танк под индексом Т-64. Никаких изображений данной автомобили нет. Имеется лишь описание, но и оно поражает воображение. По задумке, 26-тонная машина должна была иметь толщину верхнего лобового страницы 45 мм, но под углом наклона всего в 8 градусов. Толщина литой лобовой подробности и вовсе зашкаливает – 200 мм!

Толщина бортов корпуса оценивались в 150 мм, а кормы — в 75 мм. Толщина башни оценивалась в 220 мм. И это уже получался настоящий «легкий танк сверхтяжелого бронирования».

Возможно высказать предположение, что эти наброски не более, чем неотёсанный математический подсчет, и никаких важных работ на этом направлении не велось. Но это не верно. На той же базе предполагалось делать и самоходные установки. Эти самые установки фигурируют в перспективных замыслах по оружию РККА, датированных октябрем 1945 года. Первой таковой машиной должна была стать САУ, вооруженная 100-мм пушкой и с бронезащитой, обеспечивающей непробитие 75-мм германской пушкой со всех расстояний.

"Наверное," обращение велась о 7.5 cm KwK 42 L/70, которая устанавливалась на «Пантере» и истребителе Panzer IV/70. Возможно было бы высказать предположение, что в описании речь заходит о СУ-101 (Уралмаш-1), но боевая масса самохода оценивалась в 25 тысячь киллограм, что на 10 тысячь киллограм легче свердловской автомобили. Второй самоход должен был иметь массу 20 тысячь киллограм и оснащаться 122-мм гаубицей. В замыслах по формированию самоходной артиллерии на 1946–50 годы важным за эти самоходы назначался завод №40 (сейчас ММЗ, г. Мытищи).

Первые 50 САУ обоих типов планировалось взять во второй половине 40-ых годов двадцатого века.

Источники:

  • ЦАМО РФ

Танки в СССР

Темы которые будут Вам интересны: