Электросталин №6

Уральские фирмы собрали два прототипа тяжёлого танка ИС-6, каковые существенно отличались друг от друга, практически являясь различными автомобилями. Первый экземпляр был снабжен электромеханической трансмиссией, на втором – установили простую механику. Конструкция корпуса, башни и ходовой части каждого из них во многом повторяла решения, использованные челябинскими инженерами при разработке вторых автомобилей. Корпуса обоих прототипов ничем не отличались друг от друга, исходя из этого снаружи танки смотрелись «братьями-близнецами»

Мысль электромеханической трансмиссии (потом – ЭМТ) овладела умами танкостроителей ещё в конце Первой Мировой. В отличие от механической трансмиссии, ЭМТ не содержит таких сложных узлов как основной и бортовые фрикционы, и коробка перемены передач (потом – КПП), так как эти агрегаты заменяются двумя электродвигателями, независимо друг от друга приводящими в перемещение каждую из гусениц.

Трансмиссия, трудящаяся по такому принципу, очень упрощает управление танком, поскольку машина получает проходимость и невероятную манёвренность. Особенно внимание перспективная разработка вызывала в СССР. Такая схема давала слово сделать танк надёжнее – так как не секрет, что у советских бронированных автомобилей уровень качества фрикционов и КПП «хромало» по целому последовательности как объективных, так и субъективных обстоятельств.

Вопрос у конструкторов вызывала только неприятность питания электродвигателей – решалась она путём размещения в корпусе танка генератора, ротор которого вращал простой двигатель внутреннего сгорания. Установка генератора существенно утяжеляла всю конструкцию, помимо этого, огромный недочёт ЭМТ являлся громадной расход дорогой и дефицитной меди, которая употреблялась в обмотках генераторов и электродвигателей. Однако, кое-какие конструкторы думали, что новая трансмиссия с лихвой компенсирует эти недочёты увеличением боевых черт танка.

Дебют ЭМТ во Франции и СССР

В первой половине 20-ых годов двадцатого века судостроительная компания FCM по заказу французского военного министерства выстроила десять самых больших в мире танков Char 2C, на каковые в первый раз в мировом танкостроении установили ЭМТ. Два бензиновых двигателя соединялись валами с двумя электрогенераторами, от которых запитывались электродвигатели, приводившие в перемещение машину. ЭМТ упрощала управление танком и делало его поразительно маневренным – Char 2C совершал повороты любого радиуса без утраты внутренней мощности.

Механику-водителю для того чтобы танка совсем не требуется было переключать рычаг КПП, дабы расширить либо уменьшить скорость (всё регулировалось педалью «газа»).

Электросталин №6

Германские воины около разобранного французского танка Char 2C. Рядом на земле лежат элементы электромеханической трансмиссии и силовой установки

Источник – fotowarmotors.ru

Мысль скоро стала известна и в Советском Альянсе, в 30-е годы начавшем стремительное развитие собственного танкостроения. В 1935-36 годах конструкторы столичной моторизации имени и Военной академии механизации И.В. Сталина (потом – ВАММ) постарались сконструировать ЭМТ, применяя троллейбусные агрегаты, и смонтировать на танке Т-26.

Вес установки оказался довольно приемлемым (1,8 тонны), но она не развивала нужной мощности, и от её предстоящей разработки отказались.

Уже на протяжении ВОВ, в 1941-43 годах, эксперты ВАММ продолжили собственные изучения в Челябинске совместно с конструкторами эвакуированного в том направлении столичного завода «Динамо» и Челябинского Кировского завода (потом – ЧКЗ). На этот раз ЭМТ разрабатывалась для танка КВ-1 (в документах проект именовался ЭКВ), но была через чур громоздкой и, кроме моторно-трансмиссионного отделения (потом – МТО), занимала половину боевого.

Открытое МТО экспериментального танка ЭКВ

Источник – alternathistory.org.ua
Трофеи врача Порше

В первой половине 40-ых годов двадцатого века германская армия захватили Францию, и среди их трофеев был один практически не повреждённый танк Char 2C, с устройством которого ознакомился известный предприниматель и немецкий конструктор Фердинанд Порше. В первой половине 40-ых годов двадцатого века его компания включилась в конкурентную гонку с компанией «Хеншель и сыновья» за право конструирования тяжёлого танка Pz.Kpfw.VI «Тигр».

В собственном прототипе VK4501 (P), позднее кроме этого именовавшемся Pz.Kpfw.VI «Тигр P» («Порше тип 101»), конструктор реализовал позаимствованную у французов идею ЭМТ. Она же послужила официальной обстоятельством того, что армейские клиенты выбрали танк соперников – для производства VK4501 (P) требовалось через чур много дефицитной меди.

Но Гитлер, благоволивший гению конструкторской мысли, не ждя официальных ответов от армейских, лично распорядился начать производство «Тигра Р», и фабрики успели изготовить примерно сто шасси и башен танка. Дабы не нести убытки, рачительные немцы переделали 90 автомобилей с ЭМТ в САУ «Фердинанд» (позднее – САУ «Элефант») с ужасным по тем временам 200-мм лобовым бронированием, непробиваемым для подавляющего большинства советских САУ и танков.

В битве на Курской дуге, где Вермахт потерпел поражение, большая часть этих автомобилей была утрачена. Некое количество «фердинандов» досталось победителям, и советские конструкторы взяли возможность ознакомиться с устройством новых германских САУ.

Два подбитых «фердинанда» из состава штабной роты 654-го батальона. Район станции Поныри, 15-16 июля 1943 года. Слева – «Фердинанд» № II-03. Машина была сожжена бутылками с керосиновой смесью по окончании того, как боеприпасом повредило ее ходовую часть

Источник – waralbum.ru
Как советские конструкторы «грабили награбленное»

Особенно пристальный интерес представителей Отдела главного конструктора Народного комиссариата танковой индустрии (потом – ОГК НКТП) позвала ЭМТ САУ конструкции врача Порше и безвальная коробка перемены передач танка «Тигр». И. о. начотдела И.С. Бер показывал в собственном отчёте:

«…громаднейший интерес для отечественного танкостроения воображают КПП и механизмы поворота танка Т-6Н «Тигр» и штурмового орудия Т-6Р «Фердинанд»… Управление этими тяжелыми автомобилями очень легкое и комфортно согласно точки зрения водителей-испытателей… В наст. время ОГК НКТП проводит исследоват. работу по изучению изюминок трансмиссий нем. танков с целью вероятного внедрения самые удачных ответов в отечественном танкостроении…»

13-17 ноября 1943 года ОГК НКТП совместно с ВАММ и Научно-автотракторным университетом под неспециализированным управлением помощника главы Главного авто-бронетанкового управления генерала И.А. Лебедева сформулировали тактико-технические требования (потом – ТТТ) к «танкосамоходу прорыва громадной мощности». Эскизное проектирование осуществлялось в КБ завода «Уралмаш», пребывавшем в Свердловске и В первую очередь декабря 1943 по лето 1944 года возглавляемом Л.С.

Трояновым.

Проект умелой САУ ЭСУ-100 во многом повторял компоновку трофейного «Фердинанда»: боевую рубку проектанты разместили в кормовой части автомобили, а силовой агрегат – спереди. При таком ответе минимизировался риск утыкания орудия в грунт на очень сильно пересечённой местности (это довольно часто случалось с советскими танками и САУ, рубки и башни которых компоновалась спереди).

Кроме этого предусматривалась установка 152-мм орудийной совокупности, действенной как при подавлении опорных точек соперника, так и при уничтожении его танков. Передачу вращательного момента с двигателя на ведущие катки собирались осуществлять с применением ЭМТ, что увеличило вес самоходки на три тонны если сравнивать с САУ с механической трансмиссией.

Одновременно с этим в первых числах Декабря 1943 года в отдельном конструкторском бюро (потом – ОКБ) челябинского Умелого завода №100 под неспециализированным управлением директора предприятия Ж.Я. Котина стартовали работы над эскизным проектом в соответствии с ТТТ тяжёлого танка с ЭМТ, предоставленными армейскими клиентами. К лету 1944 года ОКБ подготовило чертежи двух вариантов автомобили с индексом ИС-6, компоновку которой, в отличие от ЭСУ-100, сделали «хорошей».

Рабочие изготовили древесный макет будущего танка, в корпусе которого разместили настоящий элементы и дизельный двигатель ЭМТ.

Полноразмерный древесный макет танка ИС-6. Любопытно, что ЭМТ, установленную на макете, реализовали в «Объекте 253», а ходовую часть с широкими катками – в «Объекте 252»

Источник – fogofwar.ucoz.ru
«Электрический» танк с Урала

В соответствии с приказом Госкомобороны от 8 июня 1944 года, к работе челябинцев подключились конструкторы «Уралмаша», каковые уже наработали определённый опыт при создании собственной САУ. Инженеров ЧКЗ к этому проекту не завлекали по обстоятельству их занятости работами над «Объектом 701» (будущим танком ИС-4). ИС и Одновременную-6 разработку ИС-4 возможно разглядывать как конкурентную гонку, в которой конструкторские коллективы «завода» и Уралмаша №100, с одной стороны, и ЧКЗ – с другой боролись за «место под солнцем» для собственных детищ.

Главные проектные работы были уже выполнены в конструкторском бюро завода №100 (его управлял А.С. Ермолаев), помимо этого, большая их часть пришлась на долю конструкторов «Уралмаша», так как выпуск рабочих чертежей производился именно там. Изготовлением корпуса и большей части агрегатов занимался завод №100, окончательной сборкой автомобили – «Уралмаш».

Всего уральские фирмы собрали два прототипа ИС-6, каковые существенно отличались друг от друга, практически являясь различными автомобилями (под одним войсковым индексом они проходили только из-за однообразной конструкции корпусов). Первый экземпляр, обозначавшийся как «Объект 253» (ведущий инженер автомобили – М.И. Креславский), был снабжен ЭМТ, на втором («Объекте 252») – установили простую механику.

Конструкция корпуса, башни и ходовой части каждого из них во многом повторяла решения, использованные челябинскими инженерами при разработке вторых автомобилей. Корпуса обоих прототипов ничем не отличались друг от друга, исходя из этого снаружи танки смотрелись «братьями-близнецами».

«Механический» ИС-6

Прототип танка «Объект 252» изготовили в октябре 1944 года. Его трансмиссия мало чем отличалась от установленной на ИС-2, но большие трансформации были внесены в конструкцию штампованных катков – их число осталось прошлым (по шесть на любой борт), но диаметр увеличился до 750 мм, что разрешило отказаться от поддерживающих роликов. Ранее эта ходовая часть была удачно опробована на умелом «Объекте 244», нагруженном до нужной массы чугунными чушками.

Благодаря применению механической трансмиссии «Объект 252» был легче, чем второй прототип ИС-6, снабжённый ЭМТ (51,5 тонны против 54) и стремительнее (43 км/ч против 34). Любая гусеница танка набиралась из девяноста траков, ширина которых составляла 720 мм, ход – 160 мм.

«Объект 252»

Источник – survincity.ru

Компоновка ИС-6 повторяла хорошую советскую схему: в первых рядах размешалось отделение управления, за ним – боевое отделение и МТО. В качестве силовой установки употреблялся дизельный двигатель В-12У мощностью 750 л. с., размешавшийся в корме танка. Ёмкость главных топливных баков, каковые кроме этого пребывали в МТО, составляла 640 л. Помимо этого, на бортах корпуса крепились четыре дополнительных бака ёмкостью 100 л любой. Запас хода машины по шоссе на главных топливных баках достигал 150 км (для сравнения, у «Тигра» – 80 км).

Толщина брони верхнего лобового страницы, что размешался под углом 65°, равнялась 100 мм, нижний, приваренный под менее рациональным углом в 52°, выкраивали из 120-мм стали. Толщина бортов ИС-6 достигала 100 мм, кормовой брони – 60 мм, крыши – 30 мм, днища – 20-30 мм.

Дну корпуса ИС-6 придали корытообразную форму, за счёт чего мало уменьшили высоту бортовой брони без утраты забронированного количества – это техническое ответ позднее «перекочевало» с ИС-6 в конструкцию ИС-3 и других тяжёлых советских танков. Страницы брони соединялись в шип и сваривались аустенитными электродами, в которых находился малодоступный для СССР никель (Норильское месторождение в то время лишь начинали разрабатывать). Всего при сварке корпуса одного танка расходовалось до 60 кг этого металла.

Боковые стены литой башни размешались под углом 35° и имели толщину 150 мм, кормовая стена – под углом 25° (её толщина достигала 100 мм).

«Объект 252» ИС-6 на опробованиях

Источник – techarms.narod.ru

В отделении управления ровно по центру размещалось место механика-водителя, приборы и механизмы управления, а за его спиной в днище танка монтировался эвакуационный люк. место и Курсовой пулемёт стрелка-радиста не предусматривались. В отделении размещалась часть боеукладки и набора ЗИП.

В верхнем лобовом бронелисте монтировался громадной прямоугольный люк для высадки/посадки механика-водителя, закрывавшийся броневой крышкой с уравновешивающим механизмом.

Потом размешалось боевое отделение с трёхместной башней, в котором размещалось 122-мм орудие раздельного заряжания Д-30Т с дульным тормозом. От пушки Д-25Т, устанавливавшейся на ИС-2, оно отличалось наличием механизма продувки и досылателя снаряда канала ствола по окончании выстрела. Наводчик размещался слева от пушки, а заряжающий – справа.

Сиденье начальника размешалось за наводчиком. Боекомплект снарядов и зарядов рассчитывался на 30 выстрелов, а начальная скорость бронебойного боеприпаса достигала 790 м/с. Для стрельбы употреблялся телескопический танковый прицел ТБШ, а при ведении огня с закрытых позиций – боковой башенный угломер и уровень.

Углы наведения орудия по вертикали составляли от -3° до +20°.

Вместе с пушкой на кронштейне её люльки в орудийной маске устанавливался курсовой 7,62-мм пулемёт СГМТ (танковый вариант СГ-43 совокупности П.М. Горюнова), снабжённый электроспуском. Он владел лучшими чертями, чем употреблявшийся ранее 7,62-мм пулемёт ДТ примера 1929 года. Боекомплект СГМТ составлял 1200 патронов. На крыше башни монтировалась подвижная турель с зенитным 12,7-мм пулемётом ДШК, к нему надеялся возимый боекомплект, складывавшийся из пятисот 12,7-мм патронов.

На зенитный пулемёт устанавливался коллиматорный прицел К8-Т.

Стоящие рядом «Объект 252» (справа) и «Объект 253» (слева)

Источник – wot-news.com

Все боеприпасы размещались в боевом отделении: в вертикальной укладке и нише башни в корпусе танка. Укладка гильз производилась в боевом отделении (в нишах корпуса, на днище, правой стенке башни), а также в отделении управления.

механика водителя и Места-командира оборудовались двумя призменными устройствами наблюдения МК-4 каждое. Наводчик и заряжающий в собственном распоряжении имели по одному такому прибору. Для внешней связи экипажем употреблялась приёмо-передающая радиостанция 10-Р, а для переговоров в танка – танковое переговорное устройство ТПУ-4бисФ.

Тяжеловес с «продвинутой» трансмиссией

Опытный образец «Объекта 253» изготовили в октябре-ноябре 1944 года. Главным его отличием от большинства советских танков стала ЭМТ. Силовая установка танка вращала основной генератор (потом – ГГ) ДК-305А мощностью 385 кВт и массой 1740 кг, установленный с ней соосно.

В одном блоке с ГГ на неспециализированном валу был синхронный генератор трехфазного тока СГ-1А, от которого запитывались электромоторы вентиляторов совокупности охлаждения МТО и тяговых электродвигателей, и подзарядный агрегат аккумуляторных батарей. Трудящийся ГГ очень сильно перегревался, исходя из этого его требовалось всегда обдувать приточным потоком воздуха, в связи с чем в МТО «Объекта 253» установили дополнительное вентиляционное оборудование.

Схематическое изображение электромеханической трансмиссии «Объекта 253»

Источник – wot-news.com

В том месте же разместили два малых генератора постоянного тока Г-73, каковые питали роторы электрогенераторов ДК-305А и СГ-1А. Тяговые электромоторы реверсивного действия ДК-302А и ДК-302Б мощностью по 164 кВт кроме этого размещались в МТО и соединялись с ведущими колёсами танка через бортовые редукторы, снабжая автоматическое регулирование крутящего момента в соответствии с трансформацией сопротивления перемещению. Сила тяги регулировалась силой тока, подававшейся на основной генератор. Сила рабочего тока достигала при перемещении по шоссе – 490 А, по пересечённой местности – 740 А. Напряжение в цепи равнялось 500 В.

В кормовом наклонном странице для доступа к элементам трансмиссии прорезали два круглых люка, каковые закрывались откидными крышками на петлях с двумя запорами. В средней части верхнего кормового страницы по бокам приваривались кронштейны для крепления двух дымовых шашек МДШ, а в нижней части скуловых страниц – две буксирных петли.

Два круглых лючка в кормовом броневом странице «Объекта 253» на его древесном макете. Около них – закреплённые на корпусе дымовые шашки

Источник – war1945.ru

Неспециализированная масса ЭМТ составляла 3850 кг, другими словами в несколько раз превышала массу механической трансмиссии танка ИС-2 (980 кг) и танка КВ-1С (740 кг). Дополнительный вес существенно утяжелял «Объект 253», что сказывалось на его проходимости.

Ходовая часть «Объекта 253» полностью повторяла конструкцию уже давно массово выпускавшегося танка ИС-2. В ней использовались шесть опорных катков с личной торсионной подвеской и три поддерживающих ролика. Ещё одной заметной изюминкой «Объекта 253», очень сильно отличавшей его от «Объекта 252», стали кронштейны-держатели дополнительных топливных баков, расположенные в передней части танка на скошенных лобовых бронелистах.

Неприемлемое новшество

Заводские опробования «Объекта 253» начались очень неудачно. Вот что вспоминал об этом начальник проекта М.И. Креславский: «…Первый выезд танка с завода был последним. Через 10 километров пути машина утратила управление. Стало известно, что силовое электрооборудование было пожароопасным и отказало в работе». При преодолении танком заснеженного поля в МТО от перегрева вспыхнул пожар.

Возгорание потушили, машину отремонтировали и вместо кормового броневого страницы установили металлической лист, в котором разместили дополнительный электровентилятор для охлаждения МТО. По окончании ремонта и работ по усовершенствованию конструкции в ноябре 1944 года «Объект 253» однако прошёл заводские опробования.

«Объект 253» на заводском дворе. За ним стоит «Объект 252»

Источник – ww2history.ru

Вторую машину, применявшую ЭМТ (самоходку ЭСУ-100), в металле реализовывать не стали. Её проект совместно материалами по вторым САУ разглядели в октябре 1944 года на особом совещании Технического совета НКТП с участием сотрудников Управления самоходной артиллерии.

Армейские эксперты посчитали нерациональным применение ЭМТ на средних по весу бронированных автомобилях, поскольку по окончании анализа документации стало известно, что стоимость и масса самоходки существенно возрастали, но большого роста её боевых черт не происходило. В следствии работы над ЭСУ-100 решили остановить.

Для «Объекта 252» заводские опробования, проводившиеся с 8 по 27 ноября 1944 года, преодолели менее драматично. Однако, его новая ходовая часть с опорными катками громадного диаметра была очень ненадёжной (катки деформировались уже по окончании 200-250 километров пробега), исходя из этого инженерам было нужно поменять их конструкцию. Со 122-мм танковой пушкой Д-30, созданной в КБ свердловского завода №9, также появились неприятности – довольно часто отказывала автоматика, а 17 ноября 1944 года орудие совсем вышло из строя, и ему потребовался заводской ремонт.

Наконец, оба прототипа вместе с запасным корпусом и комплектами запчастей послали на научно-исследовательский полигон в подмосковную Кубинку. Опробования корпуса ИС-6 обстрелом из трофейных 88-мм и 105-мм германских орудий подтвердили его прочность – он не пробивался с пятидесятиметровой дистанции в верхний броневой лист, а нижний 120-мм лист брони поражался лишь с малой дистанции. Эти показатели были немного выше, чем у ИС-2 либо ИС-3, но хуже, чем у «Объекта 701» (будущего танка ИС-4).

Помимо этого, с позиций армейских клиентов, прототип с ЭМТ был неоправданно тяжёл и дорог из-за необходимости применения меди в его производстве.

Живописцы компании Wargaming реализовали в игре World of Tanks внешний вид древесной модели танка ИС-6. В металле машина ни при каких обстоятельствах так не смотрелась

Источник – world-of-tanks.eu

Опробования стрельбой не распознали больших преимуществ новой 122-мм танковой пушки Д-30Т перед 122-мм орудием Д-25Т примера 1943 года, устанавливавшимся на ИС-2. Но из-за введённых новшеств себестоимость артиллерийской совокупности выросла практически в два раза, что вряд ли обрадовало придирчивых приёмщиков.

В следствии оба варианта танка ИС-6 на оружия приняты не были, и от идеи их предстоящей доработки армейские клиенты отказались. По одним данным, прототипы послали на слом, по вторым – по окончании окончания ВОВ «Объект 253» привезли в Ленинград в качестве музейного экспоната (где как раз хранился данный экземпляр и какова его судьба, автору неизвестно). В конкурентной гонке гигантов совсем победил танк ИС-4, серийное производство которого началось во второй половине 40-ых годов двадцатого века.

Command Blocks — AVM Shorts Episode 6

Темы которые будут Вам интересны: