Истоки танкостроения. танк — находка для шпиона

Истоки танкостроения. танк — находка для шпиона

В то время, когда первые английские танки Mk I вышли на поле боя, работа закипела не только у военных инженеров, но и у разведчиков всей земли. Пребывав на полулегальном военных и положении наблюдателей атташе либо будучи шпионами во вражеском тылу, агенты всерьёз занялись темой «сухопутных броненосцев». С 1910 года разведкой и контрразведкой России руководил Особенный отдел генерал-квартирмейстера Главного управления Генштаба (Огенквар).

Как раз в его канцелярию поступали тайные донесения армейских агентов.

По окончании дебюта танков в сентябре 1916 года на Сомме русский разведка передала о публикациях в английской прессе, касающихся этого события. В собственных оценках техники агенты сначала были настроены критически.

К примеру, сообщение от 10 декабря 1916 года: «Все информацию об британских танках, как с механической, так и с тактической точки зрения не заслуживающих громадного интереса, что доказывается отказом от них британцев» (тут и потом пунктуация и орфография оригинала сохранены. — Прим. ред.). Говоря об отказе, разведчик имел в виду то, что английские конструкторы начали работу над модернизацией первого танка и новыми моделями этого оружия.

От скепсиса к интересу

Два месяца — маленькой срок. Но за это время не только сменился год, танкостроение также шагнуло вперёд. Одному из армейских атташе России довелось побывать на опробованиях английских танков.

И его сообщение как следует отличалось от прошлых: «Опробование проходило на очень сильно размягшем от дождей суглинистом грунте с достаточно жёсткой подпочвой, причем танка переходили через крутые огромные ямы до восьми фут глубины, через прочный бруствер и через кирпичный дом, обычной британской постройки: танка разбила стенки и прошла по груде развалин.Опробование прошло отлично». Применение слова «танк» в женском роде может показаться курьёзным.

Но направляться не забывать, что британский термин «tank» вошёл в армейский обиход всего за пара месяцев до этого. Интернациональным он станет мало позднее.

Если судить по докладам русском агентуры в Англии, о работе союзников над танками России было известно задолго до ихбоевого дебюта

В этом документе куда более увлекателен второй момент: «В танках достигнуты усовершенствования относительно с тем, что я видел в сентябре на британском фронте». Вряд ли агент-специалист имел возможность перепутать раннюю осень 1916 года с ноябрём. А это значит, что русской разведке было известно о работе союзников над первыми танками задолго до их первого применения в сражении!

В сообщении упоминалось оружие новых автомобилей пулемётами совокупности Льюиса. Возможно с уверенностью заявить, что безымянный разведчик замечал обкатку новых танков Mk IV. «Льюисами» в первый раз были оснащены как раз они. Вторым улучшением конструкции стало усиление бортовой крыши и брони. Принципиально важно подчернуть, что Mk IV прибыли на фронт в апреле 1917 года, а их боевое крещение произошло лишь 7 июня.

И снова русскому армейскому ведомству стало известно о новейшей технике союзников на пара месяцев раньше.

В стане неприятеля

Но предметом главного интереса разведки были работы по созданию германских танков. Один из резидентов отмечал: «Разные источники показывают, что имеется два типа танков, в частности громадные и малые.Танки имеют в первых рядах закругленную форму с наклоном в 35 градусов».

Немцы вправду развивали последовательность проектов боевых автомобилей, но под данное описание более всего подходит известный «Колоссаль». Таким же титулом армейские инженеры Круппа позднее нарекут сверхдальнобойную пушку, обстреливавшую Париж в 1918 году. Военную машину подобающей мощи планировалось поставить и на гусеницы. «Колоссаль», либо K-Wagen, создавался как сверхтяжёлый танк прорыва, что сметёт французскую оборону собственными 150 тоннами.

Ромбовидную форму корпуса английских автомобилей немцы «сгладили» до бронированных овалов в носовой части и корме. Проект этого танка был утверждён в последних числах Июня 1917 года, первый макет создали и вовсе в следующем году. Следовательно, благодаря специалистам невидимого фронта на столе у русского руководства были уже первые эскизы «оружия возмездия» кайзера Вильгельма.

Им же удалось добыть полезнейшие сведения и о втором танке Германии, в этом случае успевшем повоевать, — A7V. «Второй тип [танков] был большого размера, величиной с ЖД вагон», — информировал разведчик в Огенквар. Это сравнение направляться признать успешным. 30-тонная бронемашина отличалась симметрией и вмещала в себя рекордное количество членов экипажа — до 18 человек.

Каждому из них приходилось несладко из-за жары в танка. Тяжеловесный A7V был неповоротлив, не легко бронирован, но наряду с этим отличался нехорошим обзором и тяжело малыми углами обстрела. Последний параметр у A7V был хуже, чем у Mk I. Этих танков было выстроено всего 20, и они не оказали заметного влияния на боевые действия в конце Первой мировой.

Танкетки-камикадзе и лучшее противотанковое оружие

Русская разведка перехватывала кроме этого сведения о работах германских конструкторов над ранними транспортёрами подрывных зарядов — прообразами танкеток B IV «Боргвард» периода ВОВ. «По имеющимся сведениям немцы предполагают использовать для разрушения неприятельских проволочных окопов и заграждений – малые машины, типа британских «Tanks», каковые будучи наполнены взрывчатым либо удушливым веществом, направляются в сторону неприятеля, без экипажа. Взрыв обязан происходить по часовому механизму», — говорилось в отчёте одного из агентов.

Во время Первой мировой известна лишь одна машина подобного рода — французская Torpille Terrestre, другими словами «наземная торпеда». Предполагалось, что управляемая по электрическим проводам танкетка сможет подбираться к упрочнениям неприятеля и уничтожать их взрывчаткой. В 1915 году был создан прототип, им дело и ограничилось.

Какой аналог создавали немцы — до тех пор пока неизвестно, не достаточно информации.

Очевидно, целый комплекс разведывательных сводок о германских автомобилях служил созданию средств обороны против танков и борьбы с ними. Тут армейские эксперты Антанты шли рука об руку: «У нас — равно как и у Англии — главным средством борьбы с бронированными тяжелыми машинами признана артиллерия». Самым успешным вариантом считалась 37-мм траншейная пушка, ведущая пламя бронебойными гранатами с малой дистанции.

Считается, что в русской армии танков не было. Но в австрийской истории Первой Мировой упоминается об атаке русской пехоты на австро-венгерские позиции под Буковиной, якобы при помощи двух танков. Возможно высказать предположение, что это были пушечные броневики «Гарфорд». Но с ними неприятелю доводилось видеться, да и автомобили на гусеницах тяжело перепутать с колёсными. О каких же танках идёт обращение?

Похоже, перед нами ещё одна тайная истоков танкостроения.

Кроме этого просматривайте:

  • Хроники ленинградской блокады.
  • Броневик для русской армии.
  • Бронированная «панацея» Колчигина.
Создатель текста — Юрий Бахурин

Юрий Бахурин — армейский историк. Создатель последовательности публикаций в центральной и региональной научной печати: изданиях «Вопросы истории», «Военный издание», «Военный архив», «Отчизна», «Антология войны», альманахе «Рейтар» и т. д. Создатель книги «Panzerjager Tiger (P) “Ferdinand”. Боевое использование».

литература и Источники:

  • Российский национальный Военный архив (РГВИА). Ф. 802. Оп. 4. Д. 1477.
  • Федосеев С. Л. Танки Первой мировой. М., 2012.
  • Das Kriegsjahr 1917; 6. Das Kriegsjahr 1917.

Что такое танк? История танкостроения

Темы которые будут Вам интересны: