Истоки танкостроения. бронированная «панацея» колчигина

Истоки танкостроения. бронированная «панацея» колчигина

В 1930-х годах советские армейские пристально следили за гражданской войной в Испании, просматривали сводки и отчёты отечественных статьи и советников зарубежных аналитиков. Выводы у тех и других были однообразными: танки без сопровождения пехоты способны лишь на бесплодные упрочнения и мимолётные локальные удачи.

Комдив Колчигин, учитель Военной академии имени Фрунзе, внес предложение уникальный взор на танки будущего. Никаких мелких успехов и бесплодных усилий, лишь победы и достижения! Какими же были танки будущего в планах Колчигина?

И швец, и жнец, и грозный боец

Танк Колчигина предназначался для независимых механизированных соединений, «делающих своевременную погоду». Независимый — значит независимый, минимально зависимый от запасных автомобилей. Но как это достижимо? Очень сильно увеличивать размер танка запрещено, он станет лёгкой мишенью.

Но возможно снизить «размеры механизмов», уменьшить длину передач и переместить мотор в переднюю часть корпуса. Тогда небольшой его ремонт будет возможно выполнить, не покидая танка.

Танк Колчигина предназначался длямеханизированных соединений, решающих самые ответственные, своевременные задачи. Машина должна была как возможно меньше зависеть от запасного техники

Дабы повысить автономность и мобильность, танк должен был иметь возможность перейти с колёсного хода на гусеницы и обратно машинально, без выхода экипажа из автомобиля. мотопила и Механические лопаты помогли бы машине самостоятельно окапываться и строить заграждения сопернику. В случае если сделать танк плавающим, то не пригодятся громоздкие понтоны.

Для устранения аварий на марше «танк должен иметь что-то наподобие буферов спереди и позади», разрешающих сцеплять танки между собой и извлекать ими друг друга.

Экипаж из трёх человек не имел возможности организовать кроме того кругового наблюдения из собственного танка и скоро уставал. По словам Колчигина, экипаж из 6–8 человек сделал бы ненужными мотопехоту и «мотосапёр» — часть экипажа легко десантировалась бы из танка, брала военнопленных, подрывала вражеские мосты и т. д. В случае если предусмотреть для экипажа возможность дремать в танке попеременно, то танкисты будут меньше уставать и смогут отремонтировать машину собственными силами.

Другими словами возможно будет уменьшить количество ремонтных подразделений в армиях. Управление танком должно переключаться от механика-водителя к начальнику и обратно — подобная возможность уже была на самолётах.

Танки мехсоединений, по версиям Колчигина, должны сражаться долгое время при ограниченном снабжении. Исходя из этого танку таких частей достаточно маленькой 76-мм пушки и одного «сильного пулемёта», талантливого стрелять и как зенитный. Следовательно, силы ПВО возможно будет уменьшить.

Для самообороны экипажа в танке необходимо было держать 3–4 пистолета-пулемёта и ручные гранаты. Совсем нужным изобретатель вычислял оснащение новых танков оборудованием для стрельбы непрямой наводкой. Тогда танки имели возможность бы сами, без помощи артиллерии, вести массированный пламя с закрытых позиций. Колчигин думал, что на таковой эффект самоходная артиллерия ни при каких обстоятельствах не будет способна.

А потому, что снарядов и патронов имело возможность не хватить в долгих операциях, стоило усилить таранное воздействие танка.

Дабы не тратить время на снабжения и заправку, танк должен был приобретать горючее, снаряды, продовольствие прямо на ходу, со особых транспортных танков. Транспортный танк имел бы «весьма узкую» броню, вооружался «сильным пулемётом», пистолетом-пулемётом и двумя ружьями с ружейными мортирками. Из мортирок возможно было бы стрелять во вражеские танки гранатами с термитом.

Танк перевозил бы сходу все виды снабжения, а при необходимости с маленькой переделкой имел возможность бы ещё и распылять отравляющие газы либо разбрасывать противопехотные и противотанковые мины. На транспортный танк возможно было бы установить и тяжёлую мортиру в 8–9 дюймов калибром, дальностью 2–3 км — для уничтожения цементных огневых точек.

Начальник — всему голова

Особенное внимание Колчигин уделил будущему командирскому танку. Создатель совсем справедливо показывал, что современные рации или маломощны, или громоздки и, поставленные на грузовик либо в бронемашину, не поспевают за танками. Не несложнее ли посадить всех штабных работников в «боевые радиотанки» с отборными водителями?

Командирский танк Колчигина должен был быть манёвреннее и стремительнее простого, по причине того, что начальнику довольно часто приходится поменять позицию. Изобретатель справедливо показывал, что снаружи он обязан как возможно посильнее напоминать простой линейный танк. Так как как раз по командирским автомобилям неприятель особенно с радостью ведёт пламя.

В командирском танке должен быть установлен целый «узел» из пяти радиостанций. С их помощью возможно было бы держать сообщение с подчинёнными, штабом, авиацией, высшими штабами и тылом. Для наблюдения за полем боя командирский танк предлагалось оснастить маленьким беспилотным самолётом. Информация с этого самолёта и подобных летательных аппаратов вторых частей должна была передаваться на командирский телевизор!

Непростая задача связи была бы решена легко и элегантно — так вычислял Колчигин.

Изобретатель одним из первых задумался о комфорте работы начальника. Он желал, дабы рабочее пространство в танка было максимально ограждено от тряски и шума. Для начальника должны были быть предусмотрены рабочий место и стол отдыха.

Дабы «начальник, создающий разведку, сам конкретно не погибал», — в разведку должны были идти дистанционно управляемые автомобили.

Красивая утопия

Колчигин думал, что все типы танков должны иметь одно да и то же шасси. очевидно сказывалось громадное раздражение от настоящего опыта обслуживания разношёрстной техники в одном соединении. К этому также пришли во всех армиях мира, но позднее.

По словам Колчигина, танковая часть будущего к скорости и броня танков додавала бы мощь огня артиллерии и живую силу пехоты. какое количество же в ней должно быть танков? Немцы, согласно данным разведки, имели в дивизии 500 танков.

Колчигин счёл, что танковая дивизия из 20 батальонов по 48 автомобилей (всего 960 танков, не считая штабных) делала бы задачу «в любом случае», не обращая внимания на утраты.

Казалось бы, создатель внес предложение утопию кроме того по меркам 21 века. Танки, машинально меняющие гусеницы на колеса? Танки-тараны? Танки с телевизором, управляющие беспилотными разведчиками? Танки с экипажем в 10 человек?

Танки, которым не необходимы ни сапёры, ни зенитки, ни артиллерия, ни мотопехота?

Парадокс: при всей фантастичности танков-трансформеров с пятью небольшим самолётом и рациями по отдельности предлагаемые командиром дивизии Колчигиным идеи уже воплощались в его время. Самолёты заправлялись в полёте, самолёты и танки управлялись по радио, уже трудилось телевидение. Но собрать всё это воедино было поразительно сложно.

К чести автора, он и сам прекрасно осознавал технические неприятности практической реализации собственных чудо-танков на практике и написал в проекте, что «ознакомление конструкторов-танкистов с настоящей работой поставит их перед рядом новых вопросов при конструкторской работе». С этим легко нельзя не дать согласие.

Просматривайте кроме этого:

  • Истоки танкостроения. Броневик Ингала: монстр революционного хаоса
  • Техника обновления 9.5. «Латники» английской короны
  • Путь «Лучника»
Создатель текста — Евгений Белаш

Евгений Белаш — историк, создатель статей и книг о Первой и Второй мировой. самая известная работа — «Мифы Первой мировой». Создатель книги Танки межвоенного периода об участии военной техники в военных конфликтах 20-х — 30х годов прошлого века.

Источник:

  • РГВА. Ф 31811. Оп. 4. Д. 28. Л. 2-29.

Истоки танкостроения #4 (Бронированная панацея!)

Темы которые будут Вам интересны: