Интервью с аленой лазуткиной или теневая сторона книжного бизнеса

Интервью с аленой лазуткиной или теневая сторона книжного бизнеса

В библиотеке было негромко и страно. Негромко вследствие того что в том месте вправду просматривали. И страно вследствие того что книгами в том месте не пахло.

Совсем. И лишь громадный талмуд дневников Энди Уорхола сказал — так и должно быть в библиотеке. Негромко, мягко, светло и страно.

Так как не каждый день видишься в том месте с издателем, что носит очки Джона Леннона и пшеничные по форме и цвету волосы.

С конкретным таким издателем, что полистав Энди Уорхола сообщил:

— Идем в второе место, походящее по громкости.

По причине того, что с издателем неизменно имеется о чем поболтать, и это не только ранние песни Грин Грей.

— С Гринами я бы, само собой разумеется, и дальше трудилась, — сообщила Алена, бывший креативный продюсер группы, — но книги забрали собственный. Тем более, что это вся моя первая работа и сознательная жизнь. До сих пор не забываю собственный магазин, — сообщила она, а я отыскала в памяти себя в 18 и взглянуть на Алену еще раз. Мне было весьма интересно, изменилась ли она с того времени. Казалось, что нет — такими рождаются.

Уверенными в себе, с дорогами и прямолинейным взглядом, ведущими лишь вперед. На собственный первый семинар по продюсированию. Книжному.

— Новые клиенты пришли именно затем семинара, и совмещать уже не хватало времени. Тогда же я решила уйти из группы. Но не из профессии.

По причине того, что продвижение в книгах и шоу-бизнесе — это фактически одно да и то же. С поправкой на продукт, что похож на скоропортящийся йогурт. А все из-за трендов.

Ни при каких обстоятельствах не сравнивала книги с йогуртом, но раз обращение о трендах — все объяснимо.

— Жизнь книжного проекта достаточно мала, — говорит Алена, — исходя из этого к выходу книги необходимо готовить аудиторию, автора и саму книгу. Но хоть я и тружусь лишь с современными авторами, ставку на время все же делаю. К примеру, я точно знаю, что Тамрико Шоли будет популярна и через 100 лет.

Все вследствие того что ее тема — постоянно будет актуальна.

— Иначе, — продолжает Алена, — раскручивать книгу без автора безтолку. Исходя из этого каждому писателям я рекомендую пройти базисный курс по актерскому и ораторскому мастерству. Понадобится.

Актерское мастерство для писателя. Быть может, это новый тренд? Любопытно.

— Нет, я не придумываю новый образ и не создаю храбреца, — поясняет Алена, — я только украшаю то, что имеется. Автор не актер, но презентовать себя и собственный продукт обязан мочь. Желаешь быть популярным — будь.

Тем более, что большие продажи происходят все-таки в офлайне.

— я точно знаю, что любое мастерство должно приносить тождественный доход, — продолжает Алена, — Мне не импонирует правило голодного живописца. И сейчас авторы в полной мере смогут данный доход себе обеспечить, — ее открытые жесты свидетельствуют — все дороги открыты.

— Создатель должен быть активным, — говорит она, — не только в писательстве, но и в жизни. Писать в стол уже не модно. Аудитория также постоянно найдётся, — Алена делает утверждающий жест головой, — Ну либо я ее отыщу, — смеется она.

Получается, писать может любой? — задаю вопросы я. — Любой текст возможно сделать читабельным, — отвечает Алена, — для этого имеется корректоры и редакторы. А также мысль может не быть неповторимой. Основное — конечный продукт, — говорит она, а я думаю о классиках, которых просматривает уже столько поколений.

Разве они думали тогда о продукте?

— Я желаю сделать чтение популярным, — говорит Алена, — это моя цель и мечта. В итоге, ВВП страны зависит от среднего уровня IQ населения — так говорят изучения. А о каком интеллекте возможно сказать, в то время, когда сейчас книги с консервацией и рецептами продаются оптимальнее ?

О консервации я не знала, но у Алены все данные в цифрах, исходя из этого сомневаться не приходится.

— Я желаю, дабы люди просматривали. Желаю, дабы писали. Дабы получали деньги на своем творчестве, по причине того, что это верно.

Это логично, — говорит она и это вправду так.

— Книг для всех не бывает, — продолжает она, — исходя из этого на любой продукт, на каждую книгу найдется собственный клиент. Либо я его отыщу, — опять радуется она, а я воображаю мир, где у каждого будет собственная персональная книга. Как пропуск на литературный остров.

— Литературный остров уже сейчас — моя цель, — говорит глаза и Алена ее горят. Еще бы – это кроме того звучит особенно. Как отдельное государство.

На таком оторванном кусочке суши, где возможно потеряться и найтись заново. Где-то между мостами, каковые соединяют берега.

— В том месте будет библиотека, — грезит Алена, — конечно же, издательство с нужными мощностями, ивент пространство с целью проведения форумов и фестивалей. Киев будет литературной столицей, — говорит она, и я никак не сомневаюсь, что так все и будет.

Достаточно посидеть с Аленой рядом и уже готов собственными руками закладывать кирпичи нового издательства. Того, что будет печатать тысячи тиражей. И никакой критики.

— У нас критиков по большому счету необходимо убивать, — рассуждает Алена, — поразмыслить лишь, они тратят дни на прочтение книги, которая им не нравится, а позже часы на описание обстоятельств из-за чего. Это вместо того, дабы отложить книгу и забрать другую. Ту, что нравится.

Это вредит не только конкретно нам, нации робких в себе людей, которая лишь начинает писать и просматривать собственный, украинское, но и глобальному положению вещей, — говорит она, — для чего распространять негатив, которого и без того хватает.

— Если бы люди тратили собственную негативную энергию на настоящие проекты, мир уже давно был бы лучше, — продолжает Алена, и я не могу не дать согласие. Лучше помогать советом, чем писать разгромные статьи, — думаю я, а Алена подтверждает, — Осуждать на этапе согласования – уместно. Рукопись это начальный вариант книги. На этом этапе имеется гибкость и редактор писателя, мое вывод.

Но в любом случае — в случае если создатель желает обрисовать этот суть, как раз таковой фразой — он имеет на это право. И имеется люди, имеющие право просматривать этого автора либо не просматривать — выбор каждого, — растолковывает она и я опять согласна.

Это замечательно — иметь выбор. В литературе и в жизни. В кино.

— Мы медлено идем к тому, что короткометражки становятся популярнее кино, — говорит Алена, — так вот следующими будут книги, — уверяет она, — Еще 3 года назад о подобном не было возможности и грезить, а сейчас я уже говорю об этом открыто. Уже вижу, как это происходит.

Ее глаза опять горят этим определенным цветом. Цветом уверенных надежд. Таким цветом, возможно, горели глаза и Энди Уорхола, что перевоплотил мастерство в бизнес-арт и создал собственную матрицу, разрешавшую поставить изображения на коммерческую базу.

— Да, как раз о таковой себе я и думала в 14, — говорит Алена, поправляя место на рубахе, где имел возможность бы быть галстук. – А также интерьерные замыслы сбылись, — радуется она так по-мужски, но так по-женски. По-лазуткински, это разумеется. стиль и Эту харизму ни с чем не перепутать.

Исходя из этого эта история лишь начинается.

читатели и Авторы, подготовьтесь! Так как чтением йогурт не сломаешь.

Проповедник ИгЛа (стих Рогова Владимира Егоровича)

Темы которые будут Вам интересны: