Главный экспонат: «тигр» с историей

Германский тяжелый танк «Тигр», сейчас находящийся в экспозиции танкового музея во французском Сомюре — одна из шести автомобилей этого типа, сохранившихся до наших дней. Из данной шестерки именно он владеет самой увлекательной историей. Данный танк успел повоевать в двух армиях по различные стороны линии фронта, имел личные имена и менял их.

В германских руках

«Сомюрский Тигр» покинул сборочную линию завода компании «Хеншель» в середине мая 1944 года. Номер его шасси 251114 – соответственно, это 1114-й по счету выстроенный «Тигр», с номером башни 250857. Машина относится к так называемой «поздней» производственной серии, основной технической изюминкой которой являются металлические катки ходовой части.

Главный экспонат: «тигр» с историей

«Сомюрский Тигр», сфотографированный на протяжении нахождения в экспозиции танкового музея в Мюнстере.

Танк экспонируется (как и в Сомюре) на узких транспортных гусеницах. Широкие боевые гусеницы лежат рядом.

В последних числах Мая новенький «Тигр» пополнил штат формировавшегося 102-го тяжелого танкового батальона СС. Машина попала в 1-й взвод 1-й роты батальона и по последним цифрам серийного номера взяла тактический номер 114. Первым командиром экипажа стал обершарфюрер СС Вильгельм Шмидт.

В первую очередь июля 1944 года батальон принимал участие в активных военных действиях против высадившихся в Нормандии армий союзников. Подробности Тигра и «боевого применения» наряду с этим до тех пор пока остаются малоизвестными, за исключением последних дней нахождения автомобили в составе батальона. В изложении яркого участника событий, начальника 1-й роты оберштурмфюрера СС Алоиса Каллса, это было так:

«Отечественные танки вели упорные битвы в самом центре Фалеза, у собора, и отошли на пределы за городом лишь по приказу, по окончании наступления темноты. Так, из германской обороны был выломан краеугольный камень, и линия фронта начала скоро разваливаться.

В ранние часы 18 августа мы, взяв устные персональные распоряжения, начали неспециализированное отступление из Вилли в направлении на Винья, что к югу от Френе-ля-Мер. Мы прибыли на место в три часа утра и заняли участок фронта к северу от города рядом с самоходками, расположившимися на левом фланге. Днем пехота и английские танки заняли Ла-Огет.

Доложив об этом в штаб боевой группы, мы взяли новый приказ, срочно покинули позиции и вышли к ЖД насыпи у разъезда к западу от Неси. Танк №124 из 1-й роты, подбитый в том месте, был отбуксирован к южной окраине Л’Абе. Северо-западный выезд из города мы перекрыли двумя самоходками, каковые около 17:00 вынудили британские танки отойти.

Ночью мы взяли по радио новый приказ срочно отходить и прибыть на КП в 500 метрах восточнее Винья. Подбитый танк был стёрт с лица земли подрывным зарядом и двумя бронебойными боеприпасами, и сгорел. Прибыв на КП в половине первого ночи, мы тут же взяли новый приказ.

Мы должны были прорваться через Винья в Неси с дополнительным запасом горючего на корме танков, заправить танки 1-й роты бензином и вместе с ними отойти на высоту рядом с Неси.

Начальники «Тигров», наткнувшихся на союзников у Ле Фурне, слева направо: Артур Глагов, Мартин Шройф и Алоис Каллс.

В 02:30 мы отправились в страшное ночное путешествие по вражеской территории с двумя 200-литровыми бочками бензина, закрепленными за башней танка. Хватало одной трассирующей пули, дабы провалить отечественное задание и стереть в пух и прах танк вместе с экипажем. Мы стартовали на полной скорости и через час добрались до товарищей без единой царапины.

По окончании заправки отечественная маленькая танковая группа, как и было приказано, начала отступать на северо-восток. В 05:15, с первыми лучами солнца, мы наткнулись на британскую противотанковую позицию, оборудованную на дороге. До тех пор пока обе стороны пробовали совладать с замешательством, отечественный танк проскочил мимо орудий и продолжил перемещение по дороге на полной скорости.

Шройф, шедший за нами, открыл пулеметный пламя по позициям, каковые мы своевременно не увидели и с которых по отечественным танкам велся пулеметный пламя трассирующими пулями, но позже взял два прямых попадания.

водитель и Радист были не легко ранены. Третий танк (№114, начальник унтершарфюрер СС Артур Глагов – прим.авт.), шедший близко за остановившимся танком Шройфа, на громадной скорости врезался в него и не смог расцепиться. Все это случилось за считанные секунды.

Шройф, раненный в ногу и голову, выскочил из поврежденной автомобили и долгими прыжками устремился под прикрытие живой изгороди и дальше через поле – к германским позициям. Два члена экипажа попали в плен к британцам, не считая заряжающего, сумевшего выполнить то же, что и Шройф.

Схема, на которой продемонстрирован маршрут «Тигров» отряда Алоиса Каллса 18–19 августа 1944 года.

Через пара мин., в то время, когда другие танки так и не появились, мы остановились и решили медлительно возвратиться, дабы узнать, что их задержало. Но стоило нам развернуть за поворот, как мы заметили таковой фейерверк, что продолжать путь было сумасшествием. Бронебойный боеприпас из противотанковой пушки ударил в башню, второй – в корпус, пулеметные очереди хлестали по броне. В любую 60 секунд имело возможность что-то случиться! Сейчас последовал четкий и ясный приказ начальника: «Танк – стоп!

Танк – вперед – марш!» Танк остановился так быстро, что нас ударило о борт, а позже мгновенно рванул вперед, плача двигателем. Быстрая реакция отечественного водителя, руководившего 60-тонным монстром, неоднократно выручала нам жизнь!»

Обрисовываемые события случились в местечке называющиеся Ле Фурне, в 500 метрах к западу от Брие. У британцев, в издании военных действий 2-го батальона Монмутширского полка, данный бой обрисован так:

«Приблизительно в 06:00 мы услышали гул танковых моторов, доносящийся с севера. Кое-какие из нас сделали вывод, что это «Шерманы», но в грохоте отсутствовало характерное для «Шерманов» дребезжание. Спустя пара мин. мы заметили три германских «Тигра».

Сразу же открыли по ним пламя из всего имеющегося оружия, но они прошли неповрежденными через порядки роты «D» и вышли к перекрестку, что обороняла рота «C» и штаб батальона.

Современный вид перекрестка у Ле Фурне. «Тигры» 102-го тяжелого танкового батальона СС двигались к перекрестку со стороны Неси.

Дорогу перегораживал БТР артиллерийского наблюдателя. «Тигр» протаранил его и отбросил к стенке сарая, пока не появилось хватает места для проезда. После этого «Тигр» атаковал бронетранспортер начальника, что был в спешке покинут экипажем. В то время, когда путь был открыт, «Тигр» продолжил перемещение через позиции роты «B». Сообразительный радист предотвратил бойцов роты, и скоро мы услышали три громких удара.

В штабе батальона сделали вывод, что «Тигры» начали стрелять из 88-мм орудий, но спустя пара мин. командир роты «B» спешно вышел на сообщение и с сожалением сказал, что одному танку удалось ускользнуть.

Он очевидно скромничал. Первому «Тигру» удалось проскочить мимо закладки с «гранатами Хокинса», установленной у командного пункта, но второй активировав две из них съехал в дорожную канаву. Третий «Тигр», двигаясь, как и все танки в группе, на большой скорости, столкнулся с быстро остановившейся перед ним машиной, которая к этому времени взяла еще и попадание из гранатомета PIAT. Наряду с этим ствол его орудия пробил забашенный ящик второго «Тигра».

Не смотря на то, что граната и не пробила броню, экипажи обоих танков спешно покинули собственные автомобили. Те, кто выжил, были пленены».

«Бретань», он же «Кольмар»

С началом освобождения Франции начали формироваться Французские Внутренние Силы (Forces Francaises de l’Interieur – FFI). В первых числах Марта 1945 года в их состав был включен «Отдельный танковый эскадрон Бенье» (L’escadron autonome Besnier). Руководил эскадроном капитан Ги Бенье, окончивший во второй половине 30-ых годов двадцатого века танковую школу в Версале.

Эскадрон был оснащен германской военной техникой, кинутой на полях сражений во Франции. С января по март 1945 года по всей территории высвобожденной Франции велись поиски военной техники, которую возможно было отремонтировать и взять на вооружение. Это было не несложной задачей: большая часть кинутых автомобилей было разукомплектовано, а из многих приходилось извлекать и останки членов экипажа.

Самая ранняя из известных фотографий «Сомюрского Тигра».

Французы уже поставили танк на ход, соскребли балочные кресты с бортов, но на башне еще сохранился уникальный тактический №114.

Не остались без внимания и «Тигры» Шройфа и Глагова у Брие, о которых стало известно в первых числах Января 1945 года. Упрочнениями механиков, отца и Жана и сына Роджера Лекутюрье, и Бернара Верье, через месяц ремонтных работ «Тигр» №114 снова стал боеготовым. По бокам башни нанесли французские трехцветные кокарды и классическое для французских танкистов «географическое» собственное имя танка – «Бретань» (Bretagne).

Не считая «Тигра», в состав эскадрона кроме этого вошли две «Пантеры», одиннадцать Pz IV, один «Мардер», две Stug III, один Jagdpanzer IV и разные транспортные средства. Равно как и на «Тигр», на всю военную технику эскадрона были нанесены символы национальной принадлежности и присвоены личные имена. К примеру, одна из «Пантер» именовалась «Дофине» (Dauphine), кое-какие Pz IV назывались «Иль-де-Франс» (Ile-de-France), «Пуату» (Poitou), «Нормандия» (Normandie), «Фландрия» (Flandre), «Вандея» (Vendee), «Анжу» (Anjou), «Эльзас» (Alsace), а «Мардер» стал «Лотарингией» (Lorraine).

Вверху «Бретань» в составе «Отдельного танкового эскадрона Бенье», внизу «Пантера» с именем «Дофине» и три Pz IV – «Эльзас», «Вандея» и «Анжу» – из состава эскадрона Бенье.

До последнего дня войны «Тигр» с именем «Бретань» в составе FFI принимал участие в ликвидации котла, действуя к югу от Сен-Назера.

20 июня 1945 года «Эскадрон Бенье» включили в 6-й кирасирский полк в качестве 2-го эскадрона. В составе французских оккупационных армий полк был направлен на территорию Германии. Тогда же на танки эскадрона вместо круглых трехцветных кокард нанесли французские знамёна, а «Бретань» перекрасили и в один момент переименовали в «Кольмар» (Colmar).

Сначала эскадрон размешался в городе Баумхольдер, а в последних числах Октября 1945 года переместился в Морбах, в 50 км к востоку от Трира.

«Кольмар» на протяжении работы в составе французских оккупационных армий на территории Германии.

В марте 1946 года 6-й кирасирский полк был расформирован, а прочая бронетехника и танки были переданы в Работу резервного хранения бронированных транспортных средств (ERGM/EB, современное наименование ETAMAT) в Невуа, около города Жьен.

Фото «Кольмара» на котором отмечена вмятина на стыке лобовых бронеплит, показавшаяся в следствии столкновения с «Тигром» Мартина Шройфа 19 августа 1944 года.

Позднее, в первой половине 50-ых годов двадцатого века, танки и другую военную технику послали в специальное хранилище компании Satory AMX, где «Тигр» пребывал почти 30 лет. Во второй половине 70-ых годов XX века его передали в только что основанный музей бронетанковой техники в Сомюре. В 2002 году «Тигр» временно пополнил экспозицию германского танкового музея в Мюнстере, по окончании чего снова возвратился во Францию, где экспонируется сейчас.

«Тигру» с бортовым №241, возможно, повезло меньше, чем «Тигру» №114, но он служит людям.

В трёх километрах к востоку от места, где случился инцидент с «Тиграми» 102-го тяжелого танкового батальона СС, протекает мелкий ручей. Через него переброшен мостик, в котором при ближайшем рассмотрении угадывается борт корпуса «Тигра». Быть может, это часть танка Мартина Шройфа, которому не столь повезло, как его «коллеге».

Создатель благодарит Яна Жуо за предоставленную данные и Евгения Хитряка за помощь в написании статьи.

Литература:

  1. Luc Braeuer. Les chars de la Resistance: L’etonnate aventure d’un escadron FFI blinde sur poche de Saint-Nazaire – Braeuer, 2007
  2. Stephan Cazenave, Rudiger Warnick. Tiger! De la schwere Kompanie/SS-Pz.Rgt.2 a la s.SS-Panzerabteilung 102/502 – Heimdal, 2008
  3. Вилли Фей. Танковые сражения армий СС – М.: «Яуза», 2009

Leningrad — Exhibit (aka Louboutins)

Темы которые будут Вам интересны: