Дабы не нести излишних потерь…: люфтваффе против 1-го танкового корпуса

«Противотанковые» удачи германской авиации летом 43-го в советской историографии традиционно принято оценивать очень низко. Но аналогичного мнения придерживались не все, кому выпало попасть «на прицел» пушечным Ju-87 и Hs-129.

Восход солнца 12 июля 1943 стал огненным не только на известном танковом поле под Прохоровкой. В сотнях километрах севернее германских воинов на орловском направлении разбудил рёв тысяч штурмовиков и грохот орудий 1-й воздушной армии. Германская первая линия обороны, старательно подготавливаемая в течении 22 месяцев, была прорвана в считанные часы.

К вечеру части 11-й гвардейской армии Баграмяна продвинулись на 10–12 километров. На следующий сутки в появившийся прорыв пошли танки – 5-й механизированный корпус при помощи Илов 224-й шад и 1-й механизированный корпус, взаимодействуя с 231-й шад. Целью для танкистов 1-ого ТК стал ЖД узел Хотинец – перехват его разрешал прервать снабжение орловской группировки соперника.

По меркам лета 1943-го 1-й механизированный корпус генерала Буткова был достаточно прекрасно подготовленным соединением. Боевой матчастью бригады укомплектовали штатно. Выведенный с фронта ещё весной 43-го, корпус имел время для боевой подготовки, причём учения по прорыву германской обороны проводились на настоящих германских позициях недалеко от юхнова, покинутых соперником при отступлении.

Кроме этого проводились командно-штабные учения, одно из которых именно было посвящено действиям ТК в своевременной глубине обороны соперника при помощи штурмовой авиации.

Хуже обстояло дело с запасным техникой – её чуть имелось около 5% от нужного, причём это были изрядно изношенные ещё со времён Сталинградской операции автомобили, как отмечено в рапорте, ограниченно пригодные для боевых задач. Кроме этого корпус опоздал взять положенные по штату ИПТАП, миномётный полк и зенитно-артиллерийский полк. Вместо последнего 12 июня прибыл 1484-й зенап ПВО в составе пяти батарей 25-мм зениток.

Распоряжением комкора полк был побатарейно придан танковым бригадам, две оставшихся батареи несли ответственность за ПВО тыловых частей и штаба корпуса.

Дабы не нести излишних потерь…: люфтваффе против 1-го танкового корпуса

Наземное обслуживание Ju 87G-1

Источник: Bundesarchiv

А вот отсутствие в значимых количествах собственной либо приданной артиллерии сказалось практически сходу – второй рубеж обороны немцев корпусу было нужно прорывать самостоятельно, неся утраты и теряя драгоценное время. Положение ухудшил кроме этого ливень, размывший и без того немногочисленные в полосе наступления дороги. В следствии передовые части 1-го ТК перемешались с отставшими частями 5-го механизированного корпуса.

Начались неприятности и со своевременной доставкой к танкам горючего и снарядов. Германскую оборону корпус проломил, но затраченные на это дни дали немцам время отреагировать на очень страшную для них угрозу тылам ГА Центр. К месту прорыва с северного фаса огненной дуги направили 9-ю, 18-ю и 20-ю танковые дивизии. Но их главным силам ещё нужно было выйти из боя и успеть наперегонки с русскими танками.

Для этого наступавшие корпуса Баграмяна требовалось задержать – и немцы не без оснований думали, что у них имеется подходящий для этого инструмент. Люфтваффе.

Частично на руку сопернику сыграла и разношласие в действиях советских частей. По окончании первых дней наступления, в то время, когда высокие темпы продвижения пара раз чуть не стали причиной ударам по своим, руководство 1-й воздушной армии начало высылать истребители для прикрытия сходу в район Хотынца. В это же время, 16 июля 1943 стало для 1-го механизированного корпуса тёмным днём. С утра и до позднего вечера по наступавшим колоннам волна за волной разгружались группы по 50–60 самолётов.

Особенное внимание немцы уделили подавлению ПВО советских частей.

По 1484 военному полку ПВО недостающие соцдемографические эти дополнить не представляется вероятным ввиду того, что все штабные документы сгорели, на что имеется акт.

"Наверное," как раз при налёте на штаб полка погибли комполка майор В. Фицов, парторг, ассистент начштаба и адъютант начальника. И потом – начальник орудия, дальномерщик, орудийный номер, шофёр… кроме того неполный, перечень утрат в полной мере светло свидетельствует, что 1484-й зенитный полк был практически стёрт в пух и прах.

Утраты корпуса за 16 июля составили: танков Т-34 – семь, Т-70 – семь, 49 спецмашин и 16 грузовиков. Громадной проблемой стала нарушенная ударами по штабам бригад и корпуса сообщение: Утрачено 7 радиостанций, 27 телефонных аппаратов и большое количество другого имущества связи. Всего за данный продолжительный летний сутки корпус утратил 243 человека лишь убитыми.

Успех германской авиации в данный сутки был обусловлен возросшим напряжением сил. Так, в случае если 15 июля авиация 6 воздушного флота выполнила всего 703 самолётовылета (а также 36 бомбардировщиками, 250 истребителями и 58 пикировщиками-бомбардировщиками), то 16 июля германские летчики сделали уже 1595 самолётовылетов (из них 166 бомбардировщиками, 732 истребителями и 130 пикировщиками-бомбардировщиками). Как видно из этих цифр, активность бомбардировочной и штурмовой авиации быстро возросла – одни лишь пикирующие бомбардировщики выполнили в данный сутки в 3 раза больше самолётовылетов, чем в прошлый.

Ганс-Ульрих Рудель проводит занятие по отработке атаки Т-34

Под прикрытием авианалётов передовые части германских танковых дивизий начали контратаковать, пробуя отрезать и окружить вырвавшиеся вперёд танковые бригады.

В этих условиях комкорп решил отвести танки в леса, в течение 17 июля привести части в порядок и продолжить наступление в ночь на 18-е, пережидая яркое время на замаскированных позициях. Это помогло снизить утраты – за сутки авиацией соперника был подбит один Т-34 – но стало причиной утрата темпа наступления. Время, которое немцы применяли для новой линии обороны.

В то время, когда же 20 июля танкисты Буткова постарались прорвать её, в дело снова включились люфтваффе.

В связи с постоянным действием противотанковой и бомбардировочной авиации соперника на боевые порядки частей корпуса, при полном отсутствии прикрытия с воздуха со стороны отечественной истребительной авиации и отсутствием зенитных средств части корпуса, за сутки 20.07.43 в районе Ильинское утратили от авиации соперника сгоревшими Т-34-13, Т-70-3, Т-60-2, СУ-122-2, СУ-76-1, подбитыми Т-34-9, убитыми 22 чел., ранеными – 43 чел.

Под бомбами погибли начаштаба 89-й и 159-й танковых бригад.

Замаскированный Т-70 в засаде, лето 1943 года. К этому времени мастерство маскировки в Красную армию достигло высокого уровня

Особенно от налётов вражеской авиации пострадала 159-я тбр, утратившая 13 танков сгоревшими и 6 подбитыми. О том, что происходило, красноречиво свидетельствуют строки из отчета 20-й тбр:

В районе обороны бригада с 8.45 до 13.00 подвергалась постоянному налёту бомбардировочной и штурмовой авиации соперника. Штурмовики, вооружённые противотанковыми пушками, расстреливали танки с бреющего полёта. Причём стрельба велась не только по танкам, но и все стога укрытия и сена подверглись обстрелу.

Как раз по окончании 20 июля в отчёте корпуса появляется вынесенная в заголовок фраза об отходе в лес чтобы не нести излишних утрат. Практически обращение шла о сохранении корпуса в какое количество-нибудь боеспособном виде.

20 июля авиация 6 воздушного флота выполнила 1120 самолётовылетов (а также 281 бомбардировщиками, 387 пикировщиками, 36 истребителями-противотанковыми самолётами 61 и бомбардировщиками). В основном в данный сутки противотанковые самолёты (по большей части Hs-129) были использованы немцами для ударов по 1-му механизированному корпусу.

Пушечная Вещь атакует советский танк

В последующие дни немцы кроме этого не оставляли танкистов Буткова без внимания.28.7.43 5. На участке действий частей корпуса показались два противотанковых самолёта, каковые с 11.00 подбили: 159 тбр – 5 танков Т-34 – сожгли. На следующий сутки случилось уточнение данного эпизода и понесённых на протяжении него утрат: «В 11.45 над боевыми порядками показались два противотанковых самолёта, каковые с бреющего полёта расстреливали танки. В следствии боя бригада понесла утраты… от авиации соперника: сгорели – Т-34 – 3, Т-70 – 1, порвано взрывом на части Т-34 – 1».

Как раз действия германской авиации, как подчеркивало в собственном докладе руководство корпуса, стали причиной тому, что начальный замысел стремительного захвата узла Хотинец не был выполнен.

Удары германской авиации так впечатлили штаб 1-го механизированного корпуса, что в отчёте была не только повторена просьба о придании собственного зенитно-артиллерийского полка, но и заявлено, что: для борьбы с противотанковой авиацией и самообороны танка нужно иметь в танках боеприпасы шрапнельного действия с установкой на картечь.

На фоне результата утраты 6-не сильный воздушного флота люфтваффе на первый взгляд не выглядят большими. Так, 16 июля безвозвратные утраты составили девять самолётов (2 FW-190, 1 Bf-109, 1 Bf-110,1 Ju-87.1 Ju-88, 3 Hs-129), а ещё семь автомобилей взяли повреждения. 20 июля 6 ВФ утратил безвозвратно 5 самолётов (1 FW-190, 3 Hs-129, 1 Bf-109), количество повреждённых автомобилей, конечно, было больше.

Нужно подметить, что эти утраты приведены по начальным данным, предоставленным 6 ВФ, потом информация об стёртых с лица земли и повреждённых самолётах немцами была уточнена в сторону повышения.

Но стоит учесть, что 6-й ВФ нёс ответственность за целый центральный участок Восточного фронта. Наступления под Орлом и на т.н. Миус-фронте в Донбассе оттянули на себя германскую авиацию с Курской дуги. Да и под Орлом немцы практически разрывались, пробуя успеть притормозить и 11-ю армию Баграмяна и кроме этого перешедшие в наступление соединения Брянского фронта.

В это же время, сила и размах сталинских ударов лишь возрастала – так, уже 26 июля на Хотинец двинулся не потрёпанный корпус, а переданная Западному фронту 4-я танковая армия. Брянский фронт для продолжения наступления взял 3-ю танковую армию. Против для того чтобы лома у люфтваффе хорошего приёма уже не нашлось.

CHROTOM

Темы которые будут Вам интересны: