Что сулит встреча с главным атмосферным художником страны, или как полюбить дождь

Что сулит встреча с главным атмосферным художником страны, или как полюбить дождь

В тот сутки я никак не имела возможности понять себя и в погоде. С дождем было легче по двум обстоятельствам — его хотелось обернуть около шеи и нырять носом, как в мех, что было приятно. Во-вторых, я ехала на встречу с главным атмосферным живописцем страны, что сулило мне в принципе разобраться в тонкостях природных явлений.

— А в том месте и до себя неподалеку, — поразмыслила я и села в машину к Ольге Марковой, которая именно направлялась на производство, дабы верно разместить лайм в глыбе льда.

— Данный ливень верный с позиций постановочного кадра? — задала вопрос я в первую очередь, осматриваясь в автомобиле с коробками, кабелями и вязанными кофтами. — Для хорошего кадра нужен ровный ливень, без каких-либо траекторий, исходя из этого нет — верный ливень мы довольно часто делаем сами, – радуется Ольга, а я ловлю себя на мысли, что считала, что дождливые либо снежные съемки делаются по прогнозу погоды. – Природа, само собой разумеется, оказывает помощь. Зимний период со снегом, к примеру, — говорит Оля и протягивает мне баночку с белыми хлопьями.

Снег от Ольги Марковой. Ничем не отличается от природного. 30 видов белой сказки — разве возможно представить что-то подобное? На ощупь он прохладный, и весьма приятно не тает на руке.

Из него возможно лепить снежки и снеговиков, им возможно кидаться и укрываться, в него возможно нырять и падать. — Ваш снег кроме того лучше настоящего, — сообщила я, отыскав в памяти обмороженные в юные годы руки, — не холодно, но по ощущениям так же торжественно. — Мы делаем снег лишь в том месте, где он нужен, — улыбнулась Ольга.

А снег, в действительности, нужен круглый год. Кроме этого как и ливень. И туман. И ветер. И пыль.

Сложно сообщить, чего компания Snow Business сделать не имеет возможности. Вернее — нереально. — Мы постоянно идём навстречу клиенту, даже в том случае, если молят о том, чего мы раньше не делали, — говорит Ольга, а мы прибываем в ледниковое королевство.

На улице +20, она добывает вязанную кофту с заднего сидения и протягивает мне. — Одевай, — говорит она и идет к входу.

За тяжелой полиэтиленовой шторой на входе скрывается зима. Лед везде. Ледяная пыль в сугробах. Ледяные блоки для скульптур. И мороз.

Ольга ведет меня в дальнюю помещение и подходит к коробке 100*50, где зреет лед. — Мы готовим блоки для барной стойки, исходя из этого фрукты необходимо расположить верно, — говорит она, добывая из приготовленной коробки лайм, что погружает в воду. Проходит 10 секунд. И еще 20.

Оля держит лайм под водой.

— Фрукт легкий, необходимо около 60 секунд, дабы он зацепился за уже нарощенный лед. Так, он останется на том же месте и укроется таким же слоем льда сверху. — Я окунаю руку в тут и воду же одергиваю — холодно! — Тут ниже 0°, — радуется Оля и, наверное, ее руки в порядке. — какое количество блоков необходимо для стойки? — я пробую посчитать, сколько времени необходимо на вморозку всех фруктов. — Для данной стойки мы запланировали 8 блоков, — отвечает берет и Ольга следующую половинку лайма.

В то время, когда мои пальцы на ногах онемели от холода, мы проходим в холодильную помещение — к готовым блокам. Такое чувство, что воздушное пространство тут пропитался льдом, но я приседаю разглядеть фрукты. Они расположены на различных уровнях по всей толщине льда, почему красиво просматриваются со всех сторон.

Я начинаю соображать и задаю вопросы — значит, вы вмораживаете фрукты в различное время? — Да, в случае если все находиться на одном уровне, то вид блока сбоку будет не такими красивым. — Моя математика дает сбой, я не могу осознать, сколько времени необходимо на вморозку малины, черники, долек апельсина либо бутылки лимонада. Но что-то подсказывает мне, что о времени тут не думают, как в настоящем королевстве снежной королевы.

— Ты знаешь, что тебя именуют Снежной Королевой? — задаю вопросы у Ольги и присматриваюсь. Теплый свитер, медовый голос и светлые волосы совсем не ассоциируются со строгостью, но я подозреваю, что для единственной в Украине повелительницы стихий никакая ассоциация не будет правильной. — Да, и не только так, — нормально отвечает Ольга и включает компьютер. Она желает продемонстрировать мне природу.

Таковой, какая она имеется и какой она ее видит.

Иней. Изморозь. Порывистый ветер. Метель. Большие капли. Шторм.

У природы тысячи лиц, много названий и только кое-какие – смогут прочувствовать все настроения верно. – Тому, что мы делаем, не учат нигде, – говорит Ольга, — у нас собрана команда различных по образованию и духу людей, но всех объединяет одно – любовь к природным явлениям. Это наблюдение, умение подмечать, как как раз дрожит цветок на протяжении дождя, желание заметить, в какую сторону согнётся ветка на ветру, возможность продумать, с какой стороны установить башню, дабы снег падал с нужного для экспозиции и кадра угла.

– Ольга говорит и рисует, это видно по ее глазам, каковые разглядывают все, что она упоминает, в памяти. Слушая ее, я сама начинаю вспоминать, как как раз барабанил тропинки и сегодняшний дождь, каковые выстраивали капли на лобовом стекле.

– Тополиный пух – это также снег, — продолжает Ольга, — Либо пыль. Что возможно лучше чистой, красиво слетающей со древней книги пыли? Либо паутина, – перечисляет она, а я удивляюсь – мне казалось, я не обожаю пыль и опасаюсь паутин. В реальности.

А на фото, в кадре – все выглядит так художественно и органично, что начинаешь сомневаться – а вправду ли пыль необходимо вытирать?

– Либо пар. Он же как туман, но отличие огромна. Она в температуре — пар теплый, туман прохладнее, – это замечательно, в случае если зритель ее ощущает, – говорит Ольга, а я вспоминаю фильм Мадемуазель Живаго а также начинаю ощущать запах тумана, в котором прятала собственную любовь Лара Фабиан. Он был теплым.

Либо это был пар?

– Облака, тяжелый дым – необходимо осознавать, для чего употребляются те либо иные эффекты, исходя из этого мой разговор с клиентом, в большинстве случаев, продолжительный, – делится Ольга. – Кроме того грязь, и та бывает разнообразной, — говорит она, и я соглашаюсь.

Ни при каких обстоятельствах не вспоминала, откуда берется грязь в кадрах. Либо пыль в домах, где бродят храбрецы моих фильмов. Либо снег. Кружащийся и в обязательном порядке в свете фонаря. Либо ливень. Что капает такими большими, осязаемыми каплями.

Его же так сложно поймать, как раз таким. И, выясняется, не требуется. Ольга Маркова может сделать его любым.

Как раз с нужными каплями. А все вследствие того что обожает.

Мы возвращаемся в машину, дождя больше нет. Лишь лужи, фигурно собравшиеся по бокам шоссе. – Ливень ни при каких обстоятельствах не бывает однообразным, — говорит Ольга, а я жалею, что хорошенько не разглядела тот, что был в начале отечественной встречи. — Для чего копаться в себе, в случае если возможно разглядывать капли? – думаю я, обращая внимания на дождевую пыль из-под колес автомобилей. И фотографирую.

Быть может, у Ольги нет как раз для того чтобы фото. С дождевой пылью.

Заповеди чистоты речи Как сулить о поступказ благочестивого и простого человека

Темы которые будут Вам интересны: