Чешская опора для шведского нейтралитета

История шведского танкостроения довоенного периода неразрывно связана с инженерами и немецкими танками. Чтобы в этом убедиться, достаточно отыскать в памяти первый шведский танк Strv m/21, он же германский LK-II, и предвоенные танки компании Landsverk, спроектированные под управлением германского инженера Отто Меркера. Благодаря работе германского конструктора шведы взяли концепцию танка, которую развивали несколько дюжина лет.

Но вычислять, что танкостроение скандинавского королевства развивалось в это время только под влиянием германского, неверно. Весьма ответственной вехой для него стало сотрудничество с чехословацкой компанией CKD. Два раза её продукция выручала шведскую армию. В первоначальный раз закупка 48 танкеток Praga AH-IV-S разрешила перед самым началом Второй мировой насытить шведские части танками.

Во второй раз продукция CKD понадобилась уже на протяжении войны. Как раз танк разработки CKD, взявший в Швеции обозначение Strv m/41, стал самой массовой шведской военной машиной легкого класса.

С третьей попытки

В первый раз пути шведской и чехословацкой оборонных индустрий пересеклись в конце 20-х годов. Летом 1928 года шведами рассматривался вопрос об установке в башню танка Strv m/21 чехословацкой пехотной пушки Skoda калибра 37 мм. С переменным успехом сотрудничество продолжалось и дальше. Новый, более важный этап сотрудничества наступил в начале 1937 года, в то время, когда шведских военных начало очень сильно тревожить состояние отечественной танковой программы.

Отто Меркер во второй половине 30-ых годов двадцатого века возвратился в Германию, а компания Landsverk больше трудилась не на внутренний рынок, а на экспорт. Кроме того Landsverk L-60, ставший настоящим прорывом для шведского танкостроения, изначально строился для Ирландии. Что же касается Landsverk L-10, он же Strv m/31, то эта машина оказалась скорее неудачной.

Армейские заказали всего три таких танка, каковые к тому же появились в строю с громадным опозданием, что говорит о многом.

Чешская опора для шведского нейтралитета

Praga TNH на протяжении тестов на Исполиновых горах, март 1937 года. Радующийся человек в кепи – Эрик Гиллнер. В Швецию он возвратился уверенным, что чехословацкие автомобили являются лучшим выбором

Проблему было решено ликвидировать проверенным методом: для продукции Landsverk начали искать зарубежные альтернативы. Действительно, вояж, в котором участвовали капитан Эрик Гиллнер из KAAD (Kungliga Armeforvaltningens artilleridepartement, Департамента артиллерии королевской армии), полковник Андерс Бергквист, воображавший пехоту, и майор Йёста Братт из Готаландского лейб-гвардейского танкового батальона, закончился ничем. Ни Германия, ни Франция, куда зимний период 1937 года ездила закупочная рабочая группа, не смогли предложить ничего путного.

Выход из ситуации удалось решить благодаря заинтересованности компании Ackumulator AB Jungner. Ее управление определило о поездке шведских армейских и связалось с представителями CKD. Компании в то время хорошо сотрудничали между собой, и на фоне активности шведского военного управления у них появилась мысль вписаться в скандинавскую танковую программу. Именно сейчас CKD весьма деятельно трудилась над привлечением зарубежных клиентов к собственной продукции, и ей было что предложить.

Со своей стороны, Ackumulator AB Jungner имела производственные площади для постройки танков, и лобби среди шведских военных.

В последних числах Февраля была организована рабочая группа, куда вошли Гиллнер, капитан Хельг Юнг? и капитал Фале Бурман. 1 марта Гиллнер и Бурман прибыли в Чехословакию. Уже на следующий сутки Ackumulator AB Jungner и CKD ратифицировали договор о закупке танков общей стоимостью в 80 миллионов чехословацких крон.

Комиссии устроили ознакомительную поездку по Исполиновым горам на севере Чехии. Кроме Praga AH-IV, главного объекта изучения, Гилленра и Бурмана прокатили на более важной машине – легком танке Praga TNH. Эта машина произвела на шведов еще большее чувство.

Не обращая внимания на то, что приоритет все равно оставался за танкеткой AH-IV, и легкий танк шведы, что именуется, взяли на карандаш.

Таким изначально должен был быть чехословацкий танк шведского производства. Дальше бумаги первый вариант Praga TNH-Sv не продвинулся – помешало германская оккупация Чехии

В июне 1937 года модифицированный вариант AH-IV, взявший обозначение AH-IV-Sv, был совсем одобрен, по окончании чего последовало ответ о закупке 46 танкеток. CKD изготовляла элементы ходовой части и трансмиссии, главную же часть автомобили делали в Швеции. Собирали ее кроме этого в Швеции, на принадлежащей Ackumulator AB Jungner судоверфи в Оскарсхамне.

Первые танкетки были выстроены в сентябре 1938 года, всецело договор был закончен в феврале 1939 года. Со стороны CKD работы курировала несколько инженеров во главе с Гарри Йоссом.

Не забыли в KATF (Kungliga Armeforvaltningens Tygavdelning, Департамент оружий Королевской армии) и про легкий танк TNH. Не обращая внимания на то, что Landsverk L-60 все же был принят на вооружение как Strv m/38, на производство в Ландскроне шведские армейские все еще наблюдали с некоей долей скептицизма. Чехословацкий танк был как минимум не хуже, наряду с этим обходился казне дешевле и имел громадной запас возможностей по модернизации.

В последних числах Февраля 1939 года Ackumulator AB Jungner совершила переговоры с CKD на тему закупки улучшенного варианта танка. Забрав за базу легкий танк LT vz.38, коллектив КБ CKD во главе с Алексеем Суриным скоро подготовил проект, взявший обозначение TNH-Sv. Очень сильно переделывать машину было не требуется, потому, что на ней уже стоял шведский двигатель Scania-Vabis 1664, один из результатов сотрудничества со Швецией.

Главным трансформацией стало шведское оружие. По проекту на танк ставилась 37-мм пушка Bofors m/38 strv, и пулеметы kulspruta m/36 калибра 8 мм. Помимо этого, механик-водитель приобретал более идеальный смотровой прибор, по типу того, что устанавливался на легкие танки Tanque 39 и Pzw 39. 14 марта было подписан соглашение о поставке 50 автомобилей в течение 9 месяцев. Модификация для Швеции взяла индекс TNH-Sv, цена каждого танка оценивалась в 750.000 чехословацких крон.

Чехословацкое минобороны (MNO) сделку одобрило.

Схема бронелистов TNH-Sv, позднее превратившегося в Pz.Kpfw.38(t) Ausf.S. Таким танк был в начальной стадии, настоящая машина пара отличалась

Спустя сутки по окончании подписания соглашения обстановка в корне поменялась — на территорию Чехии вошли германская армия. На LT vz.38 у немцев были собственные виды, неудивительно, что сделка забуксовала. Однако, полной ее отмены не случилось. Швеция являлась для Германии стратегическим торговым партнером: кроме металлической руды, немцы приобретали оттуда и серьёзную промышленную продукцию, например, подшипники SKF. По окончании долгой переписки шведы все же смогли добиться некоторых подвижек с договором.

12 декабря рабочая группа во главе с Бурманом прибыла на BMM (Bohmisch-Mahrische Maschinenfabrik AG), так сейчас именовалась CKD. В том месте участникам рабочей группы показали TNH-P, опытный образец LT vz.38. Машина впечатлила рабочую группу так, что было решено заказать 90 таких танков вместо TNH-Sv.

Машина в целом понравилась и шведскому армейскому управлению, за исключением одной вещи – цены. Танка был куда дороже, чем был до оккупации, и по этому поводу состоялся последовательность переговоров с Гейнихом, представителем BMM в Швеции. По окончании череды переговоров в Стокгольме 21 марта было подписано, наконец, соглашение о поставке 90 танков.

Общая сумма сделки составляла 10 952 190 шведских крон, либо 121 691 крону за танк. Дороговато, но все равно дешевле, чем танки выпуска Landsverk. В соответствии с договору, автомобили поставлялись без оружия, но с орудийными установками.

Первые 15 танков отгружались в июне, потом по 20 штук в месяц, последние 15 должны были прибыть в октябре. Шведская сторона поставляла сырье для выпуска танков, включая резину и никель, и подшипники.

Третий вариант THN-Sv, как раз его в итоге и удалось закупить

Первые 15 наборов брони для танков, каковые назывались TNH-Sv, прибыли из Витковице на BMM в июне 1940 года. Танк для Швеции пара отличался от выпускавшихся в то время Pz.Kpfw.38 (t) Ausf.C. Лобовая плита надстройки лишилась «ступени», помимо этого, конструкция орудийных установок подразумевала применение в них шведского оружия.

Но этих танков шведы так и не дождались. 19 июля Главное руководство сухопутных армий (OKH) решило о том, что аннулирует договор между BMM и Швецией о выпуске 90 TNH-Sv. Обстоятельством тому стало срочное исполнение заказа для германской армии и потребности в чешских танках.

Год спустя TNH-Sv были разрешены войти в серийное производство как Pz.Kpfw.38(t) Ausf.S. Из-за производственных изюминок эти автомобили в один момент имели показатели танков годов 1940 и 1941 выпуска.

Таким был корпус серийного Strv m/41. самоё заметным отличием стало появление люка механика-водителя

Шведы сдаваться не планировали. Вторая мировая война была уже в самом разгаре, а пример соседней Норвегии замечательно продемонстрировал, что в таких условиях сохранение нейтралитета без замечательной армии – утопия. В это же время, производство легких танков Strv m/39 затягивалось: вместо осени 1940 года армия взяла 20 автомобилей лишь весной 1941 года.

В тяжелых политических условиях появившаяся «дыра» в совокупности бронетанкового оружия была критичной. Неудивительно, что уже 29 октября 1940 года в Праге опять показалась шведская делегация. На этот раз она пробовала договориться о закупке лицензии.

23 ноября, практически через месяц по окончании начала переговоров, было подписано соглашение, которое предусматривало выплату 810 000 рейхсмарок за лицензию, и 70 800 рейхсмарок за постройку опытного образца. Ackumulator AB Jungner сейчас осталась не у дел: лицензию купила компания Scania-Vabis, которая к классическому производству грузовиков добавила к сфере собственной деятельности еще и постройку танков.

Акклиматизация в Скандинавии

В отличие от Strv m/37, при с лицензионным изготовлением танка, все еще именовавшегося TNH-Sv, обращение шла уже о налаживании в Швеции полного производственного цикла. В соответствии с условиям сделки, которую курировал AKG (Ausfuhrgesellschaft fur Kriegsgerat, Отдел экспорта оружий), Scania-Vabis к 25 января 1941 года предоставляла двигатель. Опытный образец TNH-Sv, изготовленный из неброневой стали, предполагалось взять к концу марта.

В действительности опытный образец танка прибыл в Швецию лишь 28 мая. Пара затянулась и передача техдокументации, которая закончилась в июне 1941 года. Для освоения производства TNH-Sv был привлечен Гарри Йосс, что вместе с частью инженеров CKD по окончании событий марта 1939 года остался в Швеции.

Первый серийный Strv m/41 на заводском дворе Scania, 1942 год

Опытный образец, послуживший базой для постройки собственного варианта TNH-Sv, был не меньше необычной с позиций конструктивных изюминок машиной, чем Pz.Kpfw.38(t) Ausf.S. Не обращая внимания на то, что именно в первой половине 40-ых годов двадцатого века BMM усилила бронирование лобовой части до 50 мм, шведский танка так же, как и прежде имел броню толщиной 25 мм. У танка отсутствовал и «воротник», закрывающий погон башни, а его внедрили еще на Pz.Kpfw.38(t) Ausf.C.

Подобно Ausf.S, шведский танк имел необычное сочетание нового смотрового прибора механика-водителя и ветхого смотрового прибора пулеметчика.

По последовательности деталей танк отличался от чехословацкого прототипа

В июне 1941 года последовал заказ на 116 танков, каковые взяли обозначение Strv m/41 (позднее Strv m/41 SI). Не обращая внимания на то, что к лету у Scania-Vabis был и опытный образец, и набор конструкторской документации, вся начало года 1941 и вторая половина 1942 года ушли на подготовку к производству. Кроме того, что для шведской компании это первенствовал опыт танкостроения, имелись неприятности с конструкторской документацией.

Опытному образцу она соответствовала далеко не по всем параметрам. Неудивительно, что первые 30 танков, каковые отправились на армейские опробования, удалось собрать лишь в феврале 1942 года.

Антенный порт на умелой машине отличался от танков главной серии

Раздельно стоит поведать о танке, что лицензионно создавали на заводе Scania в Сёдертелье. В целом он соответствовал TNH-Sv, что предполагалось производить по соглашению от 21 марта 1940 года. Однако, сначала локализация для шведской армии имела последовательность отличий. Для начала, от идеи трехместного танка с «гуляющим» с одного места на второе начальником шведы отказались.

Как и немцы, они увеличили экипаж до четырех человек, но наряду с этим пошли дальше несложного добавления члена экипажа. Спрямленный лобовой лист рубки показался неспроста: именно поэтому удалось сделать люк не только для пулеметчика, но и механика-водителя.

Радиостанция переместилась из корпуса в кормовую нишу башни. Антенна была выведена на левый борт башни. В бортах башни показались смотровые устройства, а в корме – пистолетный порт. Наконец, изменился и состав «обвеса».

самоё заметным трансформацией стало появление запасных опорных катков, крепившихся на створках люков доступа к двигателю. Очевидно, изменилось и оружие. Танк взял 37-мм танковую пушку Bofors m/38 strv, и два пулемета ksp m/39 калибра 8 мм.

В корме башни виден пистолетный порт, еще одно шведское ноу-хау

По результатам войсковой эксплуатации в конструкцию Strv m/41 SI были внесены кое-какие трансформации. самоё заметным стало размещение антенного порта. Вместо защищенного бронированным «карманом» порта показалась стандартная конструкция, которая употреблялась на вести войну m/40 и более ранних моделях танков.

Шведские армейские были не в восхищении от того, что новый танк имел башни и клёпаную конструкцию корпуса. Поднимался вопрос о том, дабы поменять разработку сборки и перейти на сварку, но от данной идеи отказались. Непременно, это положительно повлияло бы на стойкость соединений страниц и устранило проблему с отколом заклепок при попадании вражеских снарядов, но наряду с этим терялось самое основное – время.

Кроме того безо всяких трансформаций разработки сборки полноценное производство Strv m/41 SI удалось развернуть лишь в декабре 1942 года.

За 1942 год в общем итоге успели выстроить 45 танков, последнюю машину серии сдали в августе 1943 года. Как и автомобили установочной партии, все Strv m/41 SI поступили в танковый полк P 3, расквартированный в Стренгнесе. Сейчас бывшие боксы этого полка употребляются как запасники танкового музея Arsenalen.

Ремонт Strv m/41. На заденем замысле стоит Strv m/41 SII, прекрасно видна отличие между башнями танков первой и второй серий

В июле 1942 года, еще до начала запуска Strv m/41 SI в большую серию, было издано постановление о заказе второй партии танков. Потому, что 25 мм в лобовой части летом 1942 года смотрелись уже несерьезно, шведы, подобно немцам, удвоили толщину лобовых страниц. Поменяна была и конструкция башни.

От схемы с «изломом» в районе орудийной установки отказались, борт начал изготовляться из единой подробности. За счет всех трансформаций боевая масса выросла со 10 700 до 10 850 килограммов. Еще одним значительным трансформацией стала замена силовой установки.

Танк второй серии взял 160-сильный двигатель Scania-Vabis 603. Именно поэтому динамические характеристики потяжелевшей автомобили не изменялись .

Strv m/41 SII на протяжении зимних учений

Улучшенную версию танка обозначили как Strv m/41 SII. Серийное производство новой модификации началось в октябре 1943 года. Предполагалось, что будет выстроено 122 таких танка, но в действительности их сделали 104 штуки.

Дело в том, что 18 автомобилей было решено выстроить уже в виде самоходных артиллерийских установок Sav m/43. Что же касается самих Strv m/41 SII, то их производство закончилось в марте 1944 года. Практически все танки ушли на комплектацию второго танкового батальона полка P 4, что базировался в Шёвде. Пара танков попало в танковые полки P 2 и P 3.

Т-34 в миниатюре

Не следует думать, что шведы были полностью удовлетворены чертями Strv m/41. Не смотря на то, что машина в полной мере соответствовала возложенным на нее задачам, в первой половине 1943 года стало ясно – по вооружению и бронированию танк быстро устаревает. Вопрос по предстоящей модернизации Strv m/41 остро поднялся весной 1943 года, в то время, когда шведы познакомились с советским средним танком Т-34.

СССР пребывал в перечне потенциальных соперников Швеции далеко не на последнем месте, исходя из этого наличие на вооружении Красной Армии для того чтобы танка стало для шведов весьма неприятным сюрпризом.

Компания Landsverk взяла задание на разработку модернизированной версии Strv m/42, эта работа позднее стала причиной появлению проектов LAGO V и Pricken. Что же касается компании Scania-Vabis, то в мае 1943 года она начала работу над модернизированным легким танком. В соответствии с документам, датированным 7 мая 1943 года, предполагалось создать два варианта модернизации.

Первый, боевой массой 13 тысячь киллограм, собирались оснастить тем же самым двигателем, что и Strv m/41 SII. Вторая, 15-тонная версия, должна была взять 220-сильный мотор и механическую коробку передач. Оба варианта должны были иметь в качестве оружия 57-мм пушку с длиной ствола 45 калибров, броню с большой толщиной в лобовой части 60 мм.

Экипаж обоих танков должен был складываться из трёх человек, двое из них размещались в башне.

Первый вариант модернизации Strv m/41. Тут шасси исходного танка сохранялось максимально нетронутым

21 июля Scania-Vabis были подготовлены предложения по модернизации Strv m/41. Оба варианта модернизации открыто напоминали Т-34. В первом случае максимально сохранялся корпус Strv m/41, элементы трансмиссии и силовая установка. Боевая масса должна была составить 13 тысячь киллограм, наряду с этим экипаж, в отличие от исходной концепции, сохранили в прошлом составе.

Переделке подвергались отделение управления и боевое отделение, каковые приобретали рациональные углы наклона брони и в целом становились похожи на Т-34. Всецело переделывалась башня, приобретавшая 57-мм пушку. Толщина лобовой брони корпуса составляла 35 мм, а башни 50 мм. В целом получался в полной мере современный легкий танк, с оружием, талантливым поражать Т-34.

Помимо этого, такую версию хватало в серийное производство.

Второй вариант модернизации здорово напоминал Т-34

Второй, 15-тонный вариант, предполагал значительно более важную переделку. В случае если 13-тонная версия была только попыткой «скрестить» Strv m/41 и Т-34, то тут уже Т-34 как пример читался конкретно. Особенно это относится башни, которая была фактически скопирована с башни советского среднего танка.

Очень сильно переделан был и корпус, кроме этого здорово напоминавший корпус Т-34. Толщина брони корпуса вырастала до 40 мм, усиливалась башни бортов и броня корпуса. В качестве силовой установки предполагалось применять 220-сильный двигатель, с ним машина должна была развивать скорость до 45 км/ч.

Оба проекта модернизации копировали и размещение экипажа в отделении управления Т-34.

В конце 1943 года компания Bofors начала работу над улучшенным вариантом танковой пушки калибра 57 мм. Первоначально обращение шла об удлинении ствола до 55 калибров, но в январе 1944 года показался еще один вариант. На этот раз пушка должна была взять и магазинное питание.

Что же касается проекта модернизации Strv m/41, то он существовал как минимум до лета 1944 года. В KATF в полной мере резонно выбрали первый вариант как наименее проблемный с позиций организации производства. Эта машина фигурировала в переписке как Strv ca 13 ton.

В последний раз Гиллнер упоминал 13-тонный легкий танк в декабре 1944 года. К тому моменту стало ясно, что угроза вторжения в Швецию миновала. Помимо этого, было решено сконцентрироваться на самоходных установках.

По данной причине модернизация Strv m/41 дальше масштабных макетов не продвинулась.

Полезный резерв

Strv m/41, как и вторым шведским танкам, так и не довелось повоевать. Но, само наличие в полной мере современных танков на вооружении шведской армии сыграло собственную роль в поддержании нейтралитета на всем протяжении всемирный войны. За 1942–43 годы шведские армейские взяли 392 танка, из них 182 Strv m/41.

Очевидно, легкие танки к тому моменту устарели, но потенциальному агрессору и они имели возможность доставить много хлопот.

Strv m/41 были лучшими танками семейства TNH. В отличие от чешских автомобилей, неприятностей с броней у них не было, да и совершённая модернизация улучшила боевые характеристики. Обратной стороной медали была цена: в соответствии с документам, один Strv m/41 SII обходился в 188 000 шведских крон, сумма весьма немаленькая.

Кроме того Strv m/40K в первой половине 40-ых годов двадцатого века обходился чуть дешевле – 184 000 шведских крон.

Учения в городских условиях, 1943 год. К счастью для Швеции, дальше участия в аналогичных маневров применение на практике ее танковых армий не заходило

Не обращая внимания на то, что шведский танк чешского происхождения владел некоторыми большими недочётами, включая клепаную конструкцию корпуса, он был лучше Strv m/40. При том же двигателе он был мало стремительнее, да и превосходил его с позиций боевой эффективности. Помимо этого, шасси Strv m/41 разрешило строить на его базе самоходные установки, тогда как шасси Strv m/40 употреблялось лишь для постройки зенитных самоходных установок, поставлявшихся на экспорт.

Самоходные артиллерийские установки на базе Strv m/41 хороши отдельного повествования. Тут же достаточно будет заявить, что их проектировали впредь до начала 50-х годов.

Алексей Сурин (второй справа) и Юрий Хейда на протяжении награждения Орденом Вазы, 30 апреля 1948 года

30 апреля 1948 года в Стокгольме произошло праздничное награждение орденом Вазы двух человек – экспрезидента CKD Юрия Хейды и главного конструктора CKD Алексея Сурина. Вручение высшей награды красноречиво говорит о том, как серьёзным посчитали шведы вклад компании CKD в обороноспособность Швеции.

Прослужили Strv m/41 значительно продолжительнее легких танков шведской разработки. С конца 50-х годов их стали переделывать в бронетранспортеры Pbv 301, остававшиеся на вооружении до 1971 года. А выстроенные на базе Strv m/41 самоходные установки Sav m/43 находились в рядах шведской армии до 1970 года.

Помимо этого, башни танков и позднее употреблялись для оружия районов береговой обороны.

Strv m/41 на учениях во второй половине 50-ых годов XX века. Танк взял дымовые гранатометы по бортам башни

Как ни необычно, Strv m/41 – это единственный шведский крупносерийный танк, ни однин пример которого не дожил до наших дней. Связано это с тем, что все танки этого типа были переделаны в бронетранспортеры. Кроме того находящийся в музее Arsenalen Strv m/41 SII был создан методом переделки из Pbv 301.

Такой была долговечности и медали обратная сторона надёжности шасси шведского танка чешской разработки. Примечательно, что шасси Strv m/41 и автомобилей на его базе часто применяют в качестве базы для постройки реплик Pz.Kpfw.38(t) и самоходных установок на той же базе. Наряду с этим такие автомобили довольно часто выдаются за настоящие танки и САУ выпуска BMM.

Создатель высказывает признательность Карлу Бломстеру, Швеция, за помощь в подготовке материала.

литература и Источники:

  • Материалы архива Карла Бомстера
  • Praga LT vz.38, V. Francev, C. Kliment, MBI, 1997
  • http://ftr.wot-news.com
  • http://www.ointres.se/strv_m_41.htm

Школы танкостроения: шведские танки

Темы которые будут Вам интересны: