Бронефантазии 40-х годов. станислав лем и его танки

Бронефантазии 40-х годов. станислав лем и его танки

Книгами этого человека зачитываются миллионы. Его художественные произведения входят в золотой фонд всемирный фантастики, а философские работы легли в базу науки о прогнозировании будущего — футурологии. Он предсказал появление виртуальной реальности, ИИ и освоение космоса человечеством.

Всё это — достижения и заслуги Станислава Лема.

Но совсем сравнительно не так давно в военных архивах нашлись первые творения известного писателя. И это были не романы либо повести а также не рассказы. Это были проекты танков.

Танк «великих» размеров

В то время, когда разразилась Вторая мировая война, юный Станислав Лем обучался на доктора во Львове. Он не смог покинуть оккупированный город и жил в том месте по поддельным документам. Трудился Станислав сварщиком на разделке повреждённой германской военной техники, оставшейся по окончании битв 1941 года.

Он имел возможность видеть танки в гитлеровских эшелонах, идущих через Львов. Возможно заявить, что будущий автор и футуролог изучал танкостроение практическими способами.

За годы судьбы под оккупацией Станислав Лем тесно познакомился с бронетанковой техникой. В признательность за освобождение от немцев он постарался создать для СССР танк неповторимых боевых качеств

Станислав вспоминал, что в то время, ожидая освобождения от немцев, «напрягал все силы в одном направлении — дабы на основании неполных, дешёвых мне данных и наблюдений создать новые либо усовершенствовать существующие боевые средства». Красная армия высвободила Львов 27 июня 1944 года. Всего через два с маленьким месяца затем он направил в Народный комиссариат обороны СССР объёмистое письмо на польском языке с изложением собственных идей довольно технических инноваций в оборонной индустрии.

Первым пунктом в предложении Лема шёл проект проект «Крупноразмерного танка» (Сzolg wielikih rozmiarow). Десятиметровый корпус данной автомобили удивлял прежде всего ходовой частью. Создатель думал, что благодаря четырём свободным гусеничным тележкам его танк сможет вольно перемещаться по пересечённой местности. Устройство ходовой части должно было разрешать машине переправляться через противотанковые рвы, валы, руины кирпичных стен и т. д.

Лем именовал собственное детище «сухопутным броненосцем» либо «линкором», и это неспроста: «Не считая передней орудийной башни, имеется меньшая по размеру задняя башня со спаренным мелкокалиберным зенитным орудием. В четырёх углах у него дополнительно имеются пулемётные башни, секторы обстрела которых взаимно перекрываются в широком радиусе». Так, машина выяснялась надёжно защищённой и от атак с воздуха, и от вражеской пехоты.

Калибр главного орудия Лем не уточнял, но это могла быть замечательная 155-мм пушка WZ.40.

Боевая масса танка должна была составить 220 тысячь киллограм. Изобретатель не писал о толщине брони собственной автомобили. Вместо этого он детально обрисовывал собственное видение неспециализированной концепции её защиты.

Броня должна быть приспособлена для максимально несложного серийного производства, «что не смотря на то, что и пара увеличивает массу за счет нехорошего качества если сравнивать с катаной бронёй, но разрешает создавать броню четвертями либо осьмушками от общего объёма, и снабжает отсутствие сложного монтажа». Подробности брони должны были быть закруглёнными (у Лема дословно — «шарообразными»), с цилиндрическими внешними обводами по фронту, бортам и на корме.

Изобретатель стремился к большой защищённости собственного «танкового короля». И снабжать её должна была не только броня, но и «свита», другими словами автомобили меньших габаритов.

«А» и «Б» в бронетанковой борьбе

За сухопутным линкором в письме Станислава Лема шли два проекта танкеток. Первый именовался «танкетка А» и воображал собой машину длиной 2 метра, шириной 1,3 метра и чуть меньшей высоты. Её устройство было очень несложным. Бронирование складывалось из одного пояса катаной стали, изогнутой и спрессованной нужным образом.

Передняя часть корпуса имела скошенную форму, что должно было обеспечить прочность брони и максимальную устойчивость.

Приводить танкетку А в перемещение должен был бензиновый двигатель. Экипаж складывался из одного красноармейца, что, пребывав в положении полулёжа, управлялся бы с одним тяжёлым пулемётом либо двумя лёгкими, установленными в частично вращающейся башне. Вести обзор он имел возможность через переднюю и две боковые смотровые щели.

«Танкетка вышеуказанного типа, скорее кроме того механизированное пулемётное гнездо, собственной задачей имеет следующее: закрывать танк тяжёлого типа от поражения и фронтальной атаки оружием спереди (дисковые мины, противотанковые реактивные боеприпасы и т.п.)», — писал Лем. Но он предусмотрел для автомобилей типа «А» ещё одну функцию: постановку дымовых завес. Размещая в танкетках ёмкости с дымообразующими веществами, было бы возможно достигнуть прикрытия и надёжной маскировки на отдельных участках фронта.

Наконец, благодаря рукоятке и опоре, каковые размешались бы на корме, танкетка А имела возможность принять на броню одного бойца. Пара сотен таких лёгких автомобилей имели возможность бы осуществить переброску пехоты числом до батальона.

Танкетки типа Б также были одноместными и вооружёнными пулемётом. Но в их случае создатель сделал основной упор на уменьшении высоты военной машины, дабы затруднить сопернику прицеливание. Танкетка Б имела веретенообразную форму и низкий силуэт — высота не превышала 70 см.

Устройство гусениц разрешало машине на ходу не цепляться корпусом за неровности грунта. Тем самым возрастала её манёвренность. «стрелок и Водитель, в одном лице, лежит, а скорее кроме того висит на ремнях в собственного рода металлическом “гробу”, замечая через перископные смотровые устройства за полем битвы», — писал Лем.

Внутри, перед глазами бойца, должны были размешаться устройства. Машиной необходимо было руководить педалями, пребывавшими в ногах, и рычагами сцепления и переключения скоростей. Передняя часть рамы выступала вперёд, и на ней был вольно поворачивающийся направляющий каток гусениц. Именно поэтому танкетка Б имела возможность вольно преодолевать воронки и рвы.

Танкетке Б надеялся тот же двигатель, что и А, но с горизонтально расположенными воздушным охлаждением и цилиндрами за счёт засасывания воздуха снизу.

Станислав Лем подчёркивал ещё одно отличие: «Танкетка Б должна быть очень огнестойкой». Он имел виду стойкость против вражеского огня. Кроме того в случае если машину подбивали, шофер имел возможность бы скоро снять пулемёт, покинуть её и вступить в бой пешим.

Кроме этого, письмо Лема изобиловало и другими идеями. Он предлагал зенитную самоходную установку на базе автомобиля с низким бронированным кузовом. Следом — излагал план целого противотанкового ракетного комплекса.

Наконец, признавался: «Кроме вышеупомянутого, у меня имеется чертежи и эскизы штурмовых орудий, по форме напоминающих экзоскелет жуков» Последние материалы в письмо не входили.

Полёт мысли никому не известного поляка разбился о скепсис армейских инженеров. Но разве мир от этого проиграл? Учитывая, как творчество Станислава Лема оказало влияние на учёных, смело возможно сказать, что известный автор косвенно участвовал в воплощении и разработке десятков изобретений.

Изобретений, послуживших миру, а не войне.

Создатель текста — Юрий Бахурин

литература и Источники:

  1. Центральный архив Минобороны РФ (ЦАМО РФ). Ф. 38. Оп. 11350. Д. 44.
  2. Пашолок Ю. Землекрейсеры (рукопись книги предоставлена автором).

аудиокнига С.Лема — Непобедимый 1часть

Темы которые будут Вам интересны: