Бронефантазии 40-х годов. гусеничные земноводные

Бронефантазии 40-х годов. гусеничные земноводные

Древнерусский князь Олег в 907 году наступал на Константинополь, поставив собственные ладьи на колёсный движение и подняв паруса. Это только одно из свидетельств того, как ветха мысль боевых автомобилей, талантливых двигаться и по воде, и посуху.

Плавающие танки показались всего на пара лет позднее боевого дебюта танков как таковых. К началу Второй мировой их достаточно деятельно строили и применяли в армиях всех больших «танковых» держав. Но среди других проектов были и такие, которым путёвки в судьбу не досталось, потому, что специалисты сочли их не более чем плодом инженерной фантазии.

Как, к примеру, эти три.

Тачанка-амфибия Блямки

4 августа 1942 года главе 3-го отдела управления особенных отделов НКВД майору госбезопасности Рогову на стол легла служебная записка. К ней был приложен чертёж необыкновенной военной машины. Автором чертежа значился польский пленный Юзеф Янович Блямка. «Предлагаемая им “механическая тачанка” есть необычной танкеткой-амфибией, отличающейся высокими аэродинамическими качествами, громадной скоростью, проходимостью и подвижностью, вооружена двумя пулеметами, при экипаже в 2-3 чел[овека]», — говорилось в документе.

К началу Второй мировой танки-амфибии деятельно строили и применяли в армиях всех больших «танковых» держав. Но среди других проектов были и такие, которым путёвки в судьбу не досталось, потому, что специалисты сочли их не более чем плодом инженерной фантазии

Блямка показывал, что предлагаемая им машина может функционировать как при наступлении, так и в обороне. Раздельно создатель подчёркивал, что его «механическая тачанка» подходит для условий химического заражения. «Она герметически закрыта и воздушное пространство в нее поступает через особые противохимические окна», — было сообщено в записке.

Более подробного описания Блямка не составил, да и тактико-технических черт проекта перечислил только пара. Те были переведены с польского языка, причём не всегда ясно. Толщина брони должна была составлять 10 мм, наровне с ней предлагался «резиновый покров» — по всей видимости, подкладка. «Колёсная тесьма», "Наверное," означала гусеничную ленту.

Корпус «механической тачанки» должен был иметь обтекаемую форму. Указав длину (5,1 м), Блямка заложил высоту в 0,6 м. Наверное, она составила бы около метра, силуэт автомобили был вправду низким. К сожалению, ответов по данной идее или не было принято, или они не сохранились до наших дней.

Гусеничный бронекатер Ветчинкина

Второй проект 1942 года был выполнен на как следует другом уровне. Папка с архивными документами по нему испещрена оттисками печатей тайной части Главного автобронетанкового управления (ГАБТУ) и Артиллерийского комитета Красной армии. Проект стал называться «Гусеничного катера-амфибии ГКА-1500».

Над ним трудился коллектив, что управлял доктор наук Н. С. Ветчинкин, конструктор и изобретатель нескольких машин-амфибий.

«ГКА-1500 отличается применением бронированного плавучего корпуса 8-ми громадных пустотелых колес-поплавков с торсионной подвеской танкового типа Троссовой гусеничной ленты с гребными лопастями Гусениц для тяги в воде, совместно с гребным винтом», — говорилось в начале описания. Индекс автомобили обозначал суммарную мощность её моторов — 1500 л. с.

За базу Ветчинкин забрал разработку американского конструктора Альберта Хикмана — катер «Морские сани». Благодаря вогнутому днищу и параллельным бортам, он отличался хорошей устойчивостью и высокими мореходными качествами. Бронекорпус таковой формы ставился на гусеничный движение, причём часть звеньев оснащалась лопастями.

Тем самым затопленная добрая половина гусениц «преобразовывается в гребное приспособление и провисая в воде представляет собой как бы часть гребного колеса большого радиуса». На корме размешались гребные винты. К ним, наровне с гребными гусеницами, должны были гнать воду колёса-поплавки диаметром 1,5 м. Они же уменьшали бы начальную осадку ГКА-1500, обосновывал Ветчинкин.

В итоге при проектной массе в 17 тысячь киллограм гусеничный катер-амфибия должен был развивать скорость до 50 км/ч на воде и в три раза (!) громадную по суше. Запас горючего был предусмотрен на 4 часа часов и полного 8 хода экономичного.

Протяженность корпуса составляла 9 м, ширина — 2 м, вместе с гусеницами же колебалась между 3,1–3,2 м. В высоту вместе с орудийной башней машина доходила бы до трех метров. В этих габаритах должны были размешаться 20 человек.

Какие конкретно задачи имел возможность бы делать ГКА-1500? десантные операции и Береговая охрана. Ветчинкин писал: «Возможность яркого выхода армейского судна из воды на берег, свободное передвижение по суше и обратный уход в воду в сочетании с возможностью ведения и большой скоростью движения огня на ходу, подобно сухопутному танку, может дать важные преимущества военно-морскому флоту в столкновении с соперником, не имеющим аналогичных боевых средств».

Но, военная составляющая проекта была совсем не проработана. Оружие автомобили по большому счету осталось за рамками описания. Конструкторы только выделили, что для пущей плавучести катера нужно будет пожертвовать толщиной его брони.

Вероятнее, Ветчинкин сделал вывод, что в случае если клиент примет его шасси, то над защитой и вооружением пускай думают уже армейские эксперты. Но необходимости в ГКА-1500 народный комиссариат обороны не отыскал, так что последним приютом разработки стал архив.

Танки в льдинах

Пожалуй, самая удивительная тактическая мысль применения военной техники на реках была предложена незадолго до начала ВОВ, весной 1941 года. Необычно кроме того само её происхождение: бумаги по делу поступили в Генштаб из Управления Северо-Восточных исправительно-трудовых лагерей. Автором значился арестант отдельного лагерного пункта № 4 «Инвалидный город» инженер Евсей Львович Зелинский.

Наименование его оборонного предложения гласило: «Применение ледохода для организации танкового похода в глубокие тылы соперника, методом маскировки танков в льдинах ледохода».

Зелинский предлагал ни большое количество ни мало помещать военные машины в огромные кристаллы льда («ледяные будки»). «Стены ледяной будки смогут иметь древесную армировку для обеспечения прочности при столкновениях и ударах», — писал создатель. Эти конструкции оснащались гребными винтами, приобретающими крутящий момент от самих танков, —т. е. танковые двигатели должны были трудиться в неестественных айсбергов!

Потому, что во время ледохода на реках отсутствует навигация и нереально применять танки-амфибии, обосновывал Зелинский, на пути льдин с техникой не появится преград, за исключением естественных. «Заведомо зная, что в льдинах ледохода идут танки, соперник не сможет так как организовать целого артилллерийского разстрела всего ледохода», — утверждал изобретатель. Для танкистов в «ледяных будок» гарантировалась приемлемая температура окружающей среды. По заверениям автора проекта, команда имела возможность бы пребывать в ледяного панциря неограниченное время.

Отзыва армейских инженеров Бюро по делам изобретательства народного комиссариата обороны на предложение Зелинского не сохранилось. В 1955 году инженер был реабилитирован Главным судом СССР, но неизвестно — при жизни ли. А сведения о его «ледяных ангарах» были отысканы в архивах только сравнительно не так давно.

Просматривайте кроме этого:

  • Бронефантазии 40-х годов. Комбайны смерти.
  • Бронефантазии 40-х годов. Танк БТ с реактивными наворотами.
  • Бронефантазии 40-х годов. Боевые сани «генерала Мороза».
Создатель текста — Юрий Бахурин

Источники:

  1. Центральный архив Минобороны РФ (ЦАМО РФ). Ф. 38. Оп. 11350. Д. 169.
  2. ЦАМО РФ. Ф. 38. Оп. 11350. Д. 317.
  3. ЦАМО РФ. Ф. 38. Оп. 11350. Д. 654.
  4. Катера, лодки и моторы в ответах и вопросах / Справочник. Л., 1977.

В танка БТ 7 Обзор танка

Темы которые будут Вам интересны: