Бронефантазии 40-х годов. горные танки

Бронефантазии 40-х годов. горные танки

Неприятность войны в горах столь же огромна и несокрушима, как сами горные хребты. И, как бы ни старались полководцы исключать из замыслов действия среди заснеженных вершин, события то и дело заставляют вести солдат в том направлении, куда и в мирное-то время не каждый отважится забраться. И не только пехотинцев.

Задва с лишним столетия до нэ карфагенский полководец Ганнибал с тяжелыми потерями совершил через Альпы боевых слонов.

К 40-м годам ХХ века уже существовали специальные горные армии — впредь до артиллерии. А люди и изобретатели, вычислявшие себя таковыми, открыли для себя целое направление военно-технической мысли: разработку особенных, горных танков.

Колёса, гусеницы лапы

В конце 1940 года ереванец Эмин Арамович Тер-Григорян послал в Бронетанковое управление Красной армии собственный проект танка. Изобретатель, назвавший машину своим именем, писал: «Предлагаю новый универсальный танк вездеход, что имеет необыкновенную проходимость незнающий препятствии на собственной пути, ползающий через горы как четерхногое животное» (тут и потом пунктуация и орфография автора сохранены. — Прим. ред.).

Кроме классического колёсно-гусеничного движителя, у танка «Эмин» должны были быть «лапы», разрешавшие ему двигаться по сколь угодно тяжёлым ландшафтам

Тер-Григорян придумал для собственного «Эмина» поразительно мудрёную ходовую часть. Кроме колёсно-гусеничного движителя, на котором машина должна была передвигаться по довольно ровной местности, у неё были ещё и «лапы». Если судить по эскизам автора, они представляли собой конструкции наподобие мотоциклетных вилок, талантливые выдвигаться из корпуса под любым углом.

К примеру, в случае если местность становилась непроходимой для колёс, то лапы следовало вытянуть вперёд, дабы танк поднялся на гусеницы. в первых рядах бугор? Не беда, поднимаем «лапу», цепляемся колесом и заезжаем на него. Яма?

Основное, дабы «лапы» дотянулись до дна, тогда танк на них обопрётся и отправится дальше. Машине Тер-Григоряна должен был быть по зубам любой ландшафт.

Изобретатель писал: «При помощи восьми педалей управляемый водителем танк сможет делать сверхсложные операции». Из самый интересного возможно поведать о том, как перевоплотить «Эмин» в наблюдательный пункт. Необходимо выбрать дерево с густой кроной, приблизиться к нему и подняться на лапы так, дабы ветви укрыли корпус.

В качестве оружия для собственной автомобили Тер-Григорян предлагал применять пушку, без движений укреплённую в корпусе, и два пулемёта. И не смотря на то, что описание танка в целом было туманным и сбивчивым, изобретатель предусмотрел наличие орудийного электроспуска: «В то время, когда танк соперника в эргономичный момент показывается на экране прицела водителя, последний нажимает на кнопку у руля и при помощи электрической совокупности пушка открывает пламя в цель».

Спектр боевых задач, каковые способен решать «Эмин», виделся его автору очень обширно. В движении танк уничтожал бы коммуникации соперника: через люк в днище командир экипажа имел возможность устанавливать мины и дистанционно подрывать их. Помощь пехоты, её транспортировка и десантирование, обнаружение волчьих сапёрные работы и ям — казалось, новый танк был способен на всё.

Проект попал в руки военинженера Можелева, что изучил его и дал Тер-Григоряну ответ. Он справедливо указал на то, что конструкция танка только сложна, что «Эмин» через чур широк, соответственно, не пройдёт по узким дефиле и лесным массивам.

Изобретатель подвергся критике за нерациональное применение внутреннего количества танка, в котором не было места кроме того для боеукладки. «Лапы» автомобили неизбежно подвергались бы сильным изгибающим упрочнениям, соответственно, оказались бы или через чур громоздкими, или хрупкими. В общем, проект был нежизнеспособным.

Горный танк Замойского

Второй проект горного танка поступил 17 июня 1941 года прямиком в ЦК ВКП(б). Его отправителем и автором значился счетовод Абинского винзавода Виктор Петрович Замойский.

Предисловием к изложению плана было долгое письмо, в котором Замойский признавался, что не разбирается в военной технике и делился жаждой побывать в Москве. Он сетовал, что на его прошлые письма никто не отвечал. Но к делу переходил деловито: «Назначение танка глав[ным] образом операции в горах.

Танк складывается из 5 отд[ельных] скрепленных звеньев, что дает ему возможность проходить по дорогам имеющим любой вероятный поворот».

Форма танка — первая, но не единственная изюминка изобретательного плана. Если судить по эскизу и описанию, Замойский придумал подобие гусеничного бронепоезда Буйена, спроектированного еще в первой половине 70-ых годов девятнадцатого века. Французский инженер Эдуард Буйен предлагал собрать бронированный корпус из восьми сегментов, поставить его на ход и вооружить.

Но Замойский шагнул дальше предшественника. Он писал:

«Танк имеет двойную броню – внутреннюю узкую и наружную, имеющую форму продемонстрированную на фигуре XI. Наружная броня из упругой стали – при попадании боеприпаса она сперва сжимается, а после этого отбрасывает боеприпас в сторону».

Создатель не уточнял, что за сорт стали имеется в виду. Быть может, обращение шла о неких амортизирующих устройствах на корпусе. Так или иначе, на эскизе это не отражено.

Рамы центральных звеньев собственного танка Замойский предлагал выполнить из того же таинственного материала.

Горному танку для повышения его проходимости надеялся колёсно-гусеничный движитель. В проекте упоминалась некая совокупность подвижных осей, но создатель и тут не вдавался в подробности. Он предписал снабдить машину двумя моторами и в завершение указал: «Размеры, оружие, сила мотором, форма и пр[очие] подробности выяснят конструктора-эксперты.

При наброске эскиза масштаб не соблюден».

Письмо Замойского было передано в отделение изобретений бронетанкового управления Красной армии. Мечта изобретателя сбылась — временно ИО главы отделения, уже упоминавшийся военинженер 3-го ранга Можелев дал ему ответ. Это тем более страно, что уже началась Великая Отечественная война и дел у экспертов было по горло.

Вероятнее, отзыв не обрадовал Замойского. Армейский инженер отмечал, что устройство корпуса танка из отдельных секций очень усложнит конструкцию и очень сильно уменьшит её прочность. Потом он растолковал, что упругая броня не сможет противостоять кинетической энергии пули, а тем более боеприпаса.

Как следствие, предложение Замойского не могло быть использовано.

направляться добавить, что мысль горного танка в воображении автора проекта не была одинока. В письме он перечислял собственные прошлые задумки: «уникального «танка пустыни», летающего автомобиля с убирающимися крыльями и «летающего боеприпаса» — боеприпаса для уничтожения неприятельских самолетов, — последний мне практически не дает спокойствия вот уже третий месяц». Разумеется, В. П. Замойский был фантазёром и никак этим не тяготился.

Своеобразных автомобилей для войны в горах в 40-е годы так и не показалось. Через год по окончании того, как Замойский отправил собственный проект, в августе 1942 года, простые лёгкие Т-26, вкопанные в почву, защищали от немцев горные перевалы на пути к Новороссийску вместе с простой советской пехотой. Понадобились ли бы им танки с лапами и «железные черви» — данный вопрос история покинула открытым.

Просматривайте кроме этого:

Вверх Вниз Танки из Атлантиды

В середине ВОВ, в первой половине 40-ых годов двадцатого века, в отдел изобретений Госкомобороны СССР поступили два очень необыкновенных проекта танков-амфибий.

Подробнее Танк на проводе

Кое-какие изобретатели стремились шагать в ногу со временем и предлагали проекты танков на электрической тяге. Либо с электрической броней.

Подробнее Танки ударно-дробящего действия

В годы ВОВ кое-какие изобретатели предлагали перевоплотить таран из крайней меры в обыденность.

Подробнее

Создатель текста — Юрий Бахурин

Источники:

  1. Центральный архив Минобороны (ЦАМО РФ). Оп. 38. Оп. 11350. Д. 635;
  2. ЦАМО РФ. Ф. 38. Оп. 11350. Д. 1803.

Танки мира. Британский танк «Челленджер»

Темы которые будут Вам интересны: